Search
26 февраля 2021 г.

Quarter to Century

"Рассказывать о себе трудно, о времени – еще сложнее, о себе во времени – почти невозможно..." - Алексей Венгеров "Без 15-ти Век" - Автобиографический раздел сайта, в котором Алексей Венгеров рассказывает о себе. История государства здесь представлена через призму личных переживаний и впечатлений. Подраздел "Артефакты" содержит множество овеществленных примеров эпохи.

Навстречу памяти
люди, время, жизнь

Без 15-ти век

Пятерка по Конституции СССР

Пятерка по Конституции СССР

Пятерка по Конституции СССР

От первого лица. Интервью с Венгеровым А.А.

Богатство есть дар Божий, посылаемый через труд.
Протестантский постулат

 

- В этом году ты перешел в 8-й класс?

- Да, сдал экзамены и получил так называемое неполное среднее образование, то есть промежуточное между начальным - четыре класса и средним - десять классов. Сдавать пришлось одиннадцать экзаменов, включая Конституцию СССР - для меня, думаю, как и для других школьников, самый тяжелый. Почему? Скажем, вытащив билет с вопросом о сорок третьей статье Конституции, ученику требовалось рассказать ее содержание. Вызубрить же все статьи казалось нереальным. Кажется, в 49-м или 50-м экзамен отменили. У меня сохранился аттестат с оценкой «пять» за столь серьезный предмет.

Я понял, что сталинскую Конституцию ты знал на «отлично», а как давались другие дисциплины?

- По-разному. Но познавательный процесс нравился. Правда, позже, уже в Москве, он сопровождался рядом всяких весело-неприятных инцидентов. Например, в 659-й школе функционировал биологический кружок типа маленького биопарка. А для того, чтобы сорвать урок, существовало множество способов: кроме банальных гвоздей и кнопок, использовали черепашьи экскременты, намазывая ими нижнюю поверхность стула учителя. Жуткое «благоухание» не позволяло в течение двух-трех дней вести занятия...

- Да, шуточки на грани фола! Надеюсь, в Германии ты не позволял себе таких проказ?

- Кажется, нет. В конце 48-го года семья оказалась в городе Лаутер - отца перевели туда по службе. Кстати, работы в Саксонии, в которых он принимал участие, курировал непосредственно Берия, а несколько командировочных удостоверений отца подписаны Главнокомандующим Группой советских оккупационных войск в Германии генералом армии, впоследствии маршалом Советского Союза Василием Соколовским.

Неподалеку от нас, в Майсене, находилась фарфоровая фабрика, куда мама иногда отправлялась за какой-нибудь забавной статуэткой.

Какое-то время я ездил в школу города Ауэ, пока в Лаутере не организовали учебу для советских школьников.

- Школа в Лаутере тоже была только для русских детей?

- Само здание занимала немецкая школа, а мы учились в отдельном классе. Нам усиленно преподавали немецкий язык, впрочем, и английский тоже. После уроков ходили по базарам, магазинам, ярмаркам, особенно веселым в пасхальные и рождественские праздники.

Нас, мальчишек, радовали футбольные битвы, я выступал в них вратарем. В Лаутере имелось хорошее футбольное поле, правда, без сетки на воротах, стояла только рамка.

Кажется, в этом году у меня появился первый собственный мотоцикл.

- Неужели родители купили тебе такую дорогую вещь?

- Не совсем так. Отец, услышав о моем остром желании иметь личный транспорт, поставил условие: хочешь мотоцикл - отправляйся работать в гараж. Предприятие примерно на двадцать грузовиков для перевозки рабочих и на столько же легковушек размещалось при советской комендатуре. Туда я и направился после окончания учебного года по предписанию отца. Поначалу работал мойщиком машин, потом учеником слесаря, помощником механика. В первые дни со страхом, а через две-три недели более уверенно перебирал карбюраторы, подкачивал колеса и крутил «баранку», переставляя машины с места на место внутри гаража-ангара. Наедине с автомобилем чувствовал себя превосходно и был на верху блаженства. Немецкие мастера относились ко мне доброжелательно, хвалили. Дома за ужином отец расспрашивал о работе и давал полезные советы. Иногда возникали споры о том, что и как лучше исправить в машине, которую я обслуживал.

К концу трехмесячного срока у меня накопился немалый опыт и мойщика машин, и помощника слесаря-механика. А 1 сентября, к началу учебного года, я стал обладателем подержанного, но от этого не менее великолепного одноцилиндрового БМВ - четырехтактного черного красавца. Одноклассники, конечно, завидовали. Но я с удовольствием давал им покататься...

- В каких городах ты еще побывал?

- Регулярно ездили в Дрезден, в гости к папиным коллегам и друзьям. Тогда в городе было опасно ходить по разрушенным улицам со сплошными остовами домов после американских бомбежек 13 февраля 1945 года. По рассказам, чтобы спастись, местные жители бросались в Эльбу. Предупредительные таблички и надписи на русском и немецком языках: «Опасно. Прохода нет» висели повсюду. Как ни странно, здание Дрезденской галереи не пострадало.

- Слышал ли ты среди сверстников или взрослых разговоры о Гитлере, о фашистах?

- Не помню, вряд ли. В Германии эта тема считалась вычеркнутой. Причем, самими немцами. Между прочим, водителем у отца работал бывший эсэсовец. Как я понимаю, санитаров, водителей, поваров, служивших в эсэсовских частях, не преследовали, но если доказывали участие в злодеяниях, то подвергали уголовному наказанию. Наши органы скрупулезно проверяли каждого воевавшего в фашистских частях, после чего кого-то отправляли в Сибирь, кому-то разрешали остаться на родной земле. Водителю Вилли, довольно симпатичному человеку, доверили даже возить советского офицера, моего отца. Иногда он и меня куда-нибудь подбрасывал. А я ему дарил отцовские сигареты.

- Ты жил в Германии, общался с немецкими ровесниками, каково было, но твоему мнению, их отношение к СССР, к советским людям?

- Немцы, конечно, понимали, что русские -победители, и уважительно относились к победившей стране. Но в то же время в отношении к нам ощущалась настороженность.

Наша семья мечтала о возвращении на родину, тем более что у отца появилась перспектива снова работать в Метрострое.

Родители обсуждали громкие события, происходящие в Советском Союзе, - гибель Михоэлса, приезд Гольды Меир...

- Что говорили о смерти Михоэлса?

- Тогда и долгие годы после существовала одна официальная версия - попал под грузовик... Но, в конце концов, все стало на свои места.

 

Предыдущая статья Времена не выбирают, в них живут…
Следующая статья Артефакты, 1948 год
Печать
58 Оценить статью:
Без рейтинга
Please login or register to post comments.

Поиск

 

ЭПИТАФИЯ
А.А. ВЕНГЕРОВУ

  Теперь ты там, где нет обид.
  Нет подхалимов и пройдох.
  Там где не важен внешний вид,
  Ведь видит суть Единый Бог...
  Теперь и ты всё видишь сам.
  И знаешь правду обо всех.
  И путь твой к новым небесам
  Теперь не ведает помех!

Сергей АНТИПОВ,
Москва

СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ

"Роскошные тяжёлые тома «Библиохроники» были с благодарностью приняты библиотеками лучших отечественных и западных университетов, в том числе Библиотекой президента России.

Письменные эти благодарности были единственным его утешением, ибо ни разу и ни от кого он ни копейки на эти шедевры не получил, да и не просил."

А. Минкин (МК)

ВЕНГЕРОВ А.А.

1933 - 2020

В прошлой жизни — замечательный учёный, профессор, доктор наук, ракетчик... Он ушёл из жизни, сидя за письменным столом. Смерть застала Алексея Венгерова не на одре, а на рабочем месте.

ИДУЩЕМУ ВСЛЕД

"Жанр библиохроники облегчает дорогу "идущим вслед" за Книгой прошлых времен. Наглядность и разнообразие изобразительного ряда суущественно дополняются текстами новелл, посвященных той или иной книжной редкости. «Библиохроника» находится на стыке книговедения, истории, филологии и библиографии. Совмещение этих дисциплин — задача сама по себе непростая.

КОНТАКТЫ

Вы всегда можете позвонить или написать нам.

 

Back To Top