Search
22 сентября 2019 г.

Новости

"Библиохроника" глазами журналистов или что пишут и о чем говорят в средствах массовой информации о жизни и развитии проекта.

Нас обложили!

Нас обложили!

Выставка журнальных обложек в Музее личных коллекций

Внешность, говорят, обманчива. Не всегда ясна и физиономия эпохи, в которой живешь. Но с течением времени на ней проступает то, что не скроешь даже при большом желании, — неземная красота, сложность души или печать вырождения. Это уж как кому повезет. И неча на зеркало пенять.


Ретроспектива русскоязычных журнальных изданий «XX век. Мы в обложке» из собрания Алексея и Сергея Венгерских, открывша­яся в Музее личных коллекций, и есть такое странноватое зеркало. И одновременно — сентимен­тальное путешествие во времени. Из красивого и эстетского про­шлого мы попадаем в аморфное, без царя в голове, настоящее. Пока не очень понятно, почему, но особенно нелепым выглядит обложечное богатство безвре­менно ушедших 90-х. Зал, посвя­щенный прошедшему десятиле­тию, наполнен какой-то однород­ной фотомонтажной массой. Так, незабываемый лик первого пре­зидента России с обложки «Ито­гов» плавно и без малейшего на­пряжения переходит в извивис­тые прелести красоток из журна­ла «Интим». На этом фоне даже журнал «Огонек» выглядит благо­родным джентльменом. И уж конечно, общепризнанным офор­мительским изыскам вроде оття­нутой древней «Столицы» и еще более оттянутого молодого «Ад реналина» места не нашлось. А что поделаешь? В современнос­ти мы чаще склонны видеть ка­кие-то свиные рыла вместо лиц, а не наоборот.

Вернемся к истокам — первой трети XX века. Там тоже был и свой истинный «культур», и не­поддельный «мультур». С одной стороны, Б. Кустодиев, И. Билибин, Л. Бакст, братья Стенберги и Эль Лисицкий. «Мир искусства», «Золотое руно» и «Советская ар­хитектура»... С другой — аляпо­ватые обложки журналов для ко­кетничающих домохозяек, гро­могласные сатирические одно­дневки и издания типа «Всемир­ного юмора» с очаровательной пухлявой ню работы неизвестно­го мастера на обложке. Впрочем, эпоха производила еще строгие шрифтовые «вестники» и «ведомо­сти», не лишенные некоторого изящества.

Понятно, что на Руси богатство и роскошь к добру не ведут. Это становится очевидным уже в следующих залах выставки. Вот, воздух густеет — и мы уже в журнально-обложечной эпохе конца 20-х — 30-х годов. «Строгие юноши», справедливые вожди, поздний конструктивизм и революционная полезность. Неожиданно радостная и самодостаточная обложка эмигрантской «Жар-птицы» выглядит цветной вороной, случайно залетевшей в царство целесообразности. Зато «Огонек» с двумя чмокающимися сера-зелеными профилями на всю

обложку  и суровым, но глубоко справедливым призывом: «Не целуйтесь. Через поцелуй при встрече больше всего рас­пространяется повальная бо­лезнь этого года — грипп» немед­ленно возвращает к абсурду ре­альности.

Но настоящий кошмар впере­ди. Еще несколько шагов, и мы опускаемся в бездну — в полигра­фический ад конца 1930-Х-1950-х. Там мрачные и строгие титуль­ные персонажи эпохи начала им­перии уже вытеснены какими-то ублюдочными крошками цахесами с развевающимися знаменами и отбойными молотками. Шрифт скорее мертв, чем жив, и одино­кие крокодильские обложки Кук-рыниксов выглядят просто бес­смертными шедеврами Микеланджело. Зато есть чем поживить­ся любителям истории, массовой психологии и других разновидно­стей абсурда. Особенно привле­кают внимательный взгляд уни­кальные обложки ведомственных изданий. Например, «Под знаме­нем «Беломорья», художествен­но-литературное издание ББК НКВД с раскрашенными револю­ционным алым цветом ягодами на черно-зеленой фотографии земляничного куста и нудной по­ясняющей надписью о том, в ка­ком совхозе и кто это чудо выра­стил. (Как все это связано с происходившей тогда сменой Ежова на Ягоду, сказать сложно).

Впрочем, по всем залам с жур­нальными стендами первой по­ловины века можно ходить часа­ми — не всматриваешься, так вдумываешься. А вот после «от­тепели» все уж как-то не так. То ли потому, что запасы носталь­гии исчерпались в предыдущих залах, то ли потому, что облож­ка как жанр и как высокое искус­ство вымерла вместе с графика­ми. Одним словом, как в анекдо­те про нового русского, купив­шего елочные украшения, кото­рые оказались фальшивыми. Не потому, что не блестят, но по­тому, что не радуют.

В залах, посвященных обложке 1970-х-1990-х, несмотря на некоторое разнообразие, все выглядит глубоко индивидуаль­ным, но каким-то серым. Скучно как-то, сумбур вместо музыки. Впрочем, выставка так и называ­ется «Мы с обложки...».

И лишь многочисленные культурные аллюзии, спонтанно возникающие у посетителя выставки, премного способствуют ее украшению. Например, учитывая близящуюся Пасху, можно вспомнить жизнерадостную обложку журнала «Лукоморье»: «Христос Воскресе, Свободная Россия!». Апрель 1917 года.

ЛЕОНИД ТАРАСОВ, "Время новостей", 19 апреля 2000г.

Предыдущая статья Взгляд из переплета
Следующая статья Мы - в обложке
Печать
289 Оценить статью:
Без рейтинга

Please login or register to post comments.

Имя:
Email:
Тема:
Сообщение:
x

Календарь публикаций

«Сентябрь 2019»
ПнВтСрЧтПтСбВс
2627282930311
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30123456

ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ

"Видно, что к изданию были привлечены профессионалы, и высокие требования были реализованы."
"Думаю, многим не мешало бы ознакомиться с книгой В. Кондараки, «крымского Карамзина», около 20 лет собиравшего материал о родном полуострове."

ПРОЕКТЫ

Первый проект был выполнен
в 1991 году, г. Нюрнберг, Бавария.

КОНТАКТЫ

Вы всегда можете позвонить или написать нам.

ИДУЩЕМУ ВСЛЕД

Жанр библиохроники облегчает дорогу "идущим вслед" за Книгой прошлых времен. Наглядность и разнообразие изобразительного ряда суущественно дополняются текстами новелл, посвященных той или иной книжной редкости. «Библиохроника» находится на стыке книговедения, истории, филологии и библиографии. Совмещение этих дисциплин — задача сама по себе непростая.

Back To Top