Search
22 сентября 2019 г.

Новости

"Библиохроника" глазами журналистов или что пишут и о чем говорят в средствах массовой информации о жизни и развитии проекта.

Триста нумерованных экземпляров

Триста нумерованных экземпляров

Уникально: «детский» том... не для всех

Именно в таком количестве, как правило, печатается каждый очередной том Библиохроники - этого уникального проекта изданий, замысел и реализация ко­торого принадлежат коллективу, возглавляемому Алексеем Венгеровым. Сегодня он - библиофил, собравший одну из лучших в России коллекций редких изданий. В томах Библиохроники - многочисленные описания сохранившихся в единичных экземплярах книг, а через них рассказ о российской истории. При этом использу­ются книги семейной коллекции Алексея и Сергея Венгеровых. Иллюстрированные тома, полные увлекательных рассказов, написаны в необычном «ключе» - зани­мательной истории России. В томах герои, события, очерки расположены в строго хронологическом порядке, отсюда и жанр - Библиохроника.

В 2011 году после первых издательских опытов 78-летний Алексей Венгеров, по­святивший оборонной отрасли почти три десятилетия и ставший профессором, доктором технических наук, - получил особое признание... в области культуры -премию Правительства Российской Федерации, которой были отмечены труды возглавляемого им коллектива по изданию первых трех томов Библиохроники под общим названием «В некотором царстве...» (М., 2004, 2006, 2010).

Теперь фактически каждый год творческий коллектив авторов старается вы­пустить в среднем по одному тому объемом 600-700 страниц: четвертый том -«Отечественная война 1812 года» (М., 2012), пятый - «Города и веси» (М., 2013). А к осени 2013 года был напечатан шестой том Библиохроники, о котором наш рассказ - «Прекрасная пора» под общим заглавием «Здесь, под небЬм своим...».

Творческий коллектив, создавший «детский» том на основе частных и общественных собраний книг на «заданную тему»: Мария Богданович-«сочинитель с большой буквы» - так ее именует Алексей Анатольевич. Сам Алексей Венгеров, а также-Сергей Венгеров, Ирина Насонова, Мария Чайкина. Редактор Ирина Великодная, Эдуард Козлов (подбор иллюстраций, оформление и верстка), Светлана Иванова и Николай Гандрабур (активное содействие проекту). В числе авторов проекта: Анна Бабенко, Александр Бобосов, Елена Горская, Вера Невская, Алексей
Невский.

Издание посвящено светлой памяти Софьи Коломеец-Венгеровой - матери Алексея и бабушке Сергея Венгеровых.

Алексей Венгеров признает, что детских книг (учебников, азбук, сборников карикатур) и в предыдущих томах Библиохроники было немало - азбука А.Бенуа, набор картинок А.И. Теребенёва, посвященных Отечественной войне 1812 года, и другие. Но это издание исключительно «детское». Цитируем: «А кавычки здесь поставлены как аллегорическая примета, поскольку эти самые «детские книжки» - поучительное чтение и для взрослых».

«Детский» том традиционно охватывает хронологический период более 250 лет (1737-1998гг.) и начинается со статьи «Атлас, сочиненный к пользе и употреблению юношества и всех читателей ведомостей и исторических книг (1737)». Напечатан Атлас в Санкт-Петербурге при Императорской академии н'аук. Как сообщал Д.В. Тюличев (1924-1987), экземпляры Атласа печатались 6 досок по запросам Академической книжной лавки в течение нескольких десятилетий.

Отметим, что прежде, чем опубликовать некоторые фрагменты «детского» тома, мы были вынуждены задать Алексею Анатольевичу вопрос, почему столь мал тираж издания и что можно сделать, дабы в каждом образовательном уч­реждении России появились эти уникальные книги?

Алексей Анатольевич поначалу порадовал, признавшись, что лично он готов передать права на издание всех томов хоть сегодня государству. Но тут же огор­чил; к сожалению, не нашлось пока в нашем Отечестве желающих тиражировать эти бесценные библиографические тома миллионами или хотя бы тысячами экземпляров по доступной цене.

Остается порадовать нашего читателя знакомством хотя бы с некоторыми отрывками из «детского» тома Библиохроники (заголовки к этим отрывкам и комментарии, указанные «от редакции», подготовлены редакцией нашего журнала в интересах читателя):


Мы все учились понемногу...

«Учился Александр Сергеевич лениво, но рано обнаружил охоту к чтению и уже девяти лет любил читать Плутарха или «Илиаду» и «Одиссею» в переводе'Битобе. Не Довольствуясь тем, что ему давали, он часто забирался в кабинет отца и читал другие книги; библиотека же отцовская состояла из классиков французских и философов XVIII в. Страсть эту развивали в нем и сестре родите­ли, читая им вслух занимательные книги», - вспоминала о детстве А.С.Пушкина его сестра О.С.Павлищева.

Известно, что, помимо «Сравнительных жизнеописаний» во французском переводе Жака Амио (1783-1784,1801-1806), в круг чтения будущего поэта входил «Плутарх для юношества, или Жития славных мужей всех народов от древнейших времен и доныне с гравированными их портретами. Сочинение, могущее возвысить душу молодого человека и украсить сердце его добродетелями, изданное Петром Бланшардом» (СПб., 1814).

В России в первой половине XIX в. дети из дворянских семей получали французское воспитание, молодежь начинала увлекаться немецкой философией. Произведения многих французских и немец­ких писателей имели широкое распространение на языке оригинала и только некоторые переводились на русский язык.

(Стр. 60-61).

От редакции: В 2008 году на пушкинском празднике в Пскове был организован Флеш-моб. участники которого заявили, что «имя Пушкина настолько заездили и опошлили, что школьники просто уже не могут его слышать, а Пушкин тоже человек- пусть и у него будет нормальный день рождения, а не шоу для туристов».

Безымянных «ремесленников» почитали больше... классиков

«Детским кумиром доныне считался у нас Жюль Верн. Но куда же Жюлю Верну до Чарской! По отчету одной библиотеки, дети требовали в минувшем году сочинения Чарской - 790 раз, Жюля Верна-232 раза.

Не угнаться за ней старику Жюлю Верну!»

Так начинает разгромную статью о творчестве Лидии Чарской К.И. Чуковский (газета «Речь», 1912 год). Но, несмотря на всю правоту критики, популярность Чарской была колоссальной. С.Я. Маршак признавал, что «детскую литературу делали в то время не Антон Чехов, не Короленко, не Куприн, не Мамин-Сибиряк, а Чарская, Клавдия Лукашевич и множество безымянных ремесленников».

Произведения Чарской пользовались небывалым успехом. Повесть «Княжна Джаваха» была допущена Ученым комитетом Министерства народного просвещения в библиотеки учебных за­ведений и рекомендована Главным управлением военно-учебных заведений для чтения кадетам, допущена в ротные библиотеки; «Смелая жизнь» - признана Ученым комитетом Министерства на­родного просвещения заслуживающей внимания при пополнении библиотек учебных заведений.

В 1911 году, согласно проведенным опросам, комиссия при Московском обществе распространения знаний докладывала на съезде по библиотечному делу, что дети среднего возраста чита­ют в основном Гоголя (34%), Пушкина (23%), Чарскую (21%), Твена (18%), Тургенева (12%)».

(Стр. 232,234)

Особый путь интеллигенции в России

«События 1917 года и последовавшая Гражданская война раз­делили людей на тех, кто покинул пределы Советского государ­ства, и тех, кто остался, ревностно служа или плывя по течению. Как писал в «Сентиментальном путешествии» писатель и критик Виктор Шкловский (1893-1984), «интеллигент не имеет своего класса и во время революции, сам не зная того, исполняет волю чужих ему классов... Интеллигент - человек с судьбой Душечки. Я то бежал по вспаханному полю в атаку, за Россию, то боролся... против большевиков, то... дрался с Врангелем на Днепре или арестовывал добровольцев в Киеве». Значительную часть среди «изгнанных» и «уехавших самостоятельно», не сумевших понять сущность новой политики, составляли представители творческих профессий. Отныне русская культура развивалась на территории новой советской империи в русле официальной идеологии или, в ряде исключений, противостоя ей, а также иным, особым путем за рубежом, в центрах русской эмиграции - в Париже, Берлине, Софии, Праге, Белграде, Харбине.

Признанным культурным центром книгопечатания и русской лите­ратуры начала 1920-х гг. стал Берлин... В начале 1920-х гг. издание советскими писателями книг за границей еще не рассматривалось властями СССР как откровенно враждебный шаг».

(Стр.236)

Благодаря Перельману великий Циолковский опубликовал свои первые работы

«Первая публикация Перельмана состоялась в 1899г. в «Гроднен­ских губернских ведомостях» - «По поводу ожидаемого огненного дождя» - научно обоснованное опровержение книги магистра Ма­хина о конце света. Реалистам запрещалось печататься в прессе. И Перельман написал статью в тайне от всех... В1901 г., поступив в Императорский Лесной институт, Перельман начал сотрудничать с журналом «Природа и люди», в котором публиковался его старший брат Осип (также обучавшийся в Лесном институте), а в 1904 г. стал ответственным секретарем издания...

В редакции журнала «Природа и люди» Перельман проработал 17 лет, опубликовав 500 материалов. Ему же принадлежит идея выпуска бесплатного приложения - сборника «Мир приключений»...

Первую книгу - «Занимательная физика» - он начал созда­вать в 1908 г., отбирая для нее свои публикации в журналах. В ноябре 1910 г. рукопись легла на стол издателя П.П.Сойкина (1862-1938). Весной 1912 г. издатель курьером вызвал автора для подписания договоров. Гонорар составил 200 рублей. В 1913 г. книга увидела свет, и тут же потребовались дополни­тельные тиражи. В одной из первых рецензий отмечалось, что книга представляет «удивительно интересный подбор задач, вопросов и парадоксов из всех отделов физики, чтение кото­рых служит прекрасным умственным развлечением и может побудить к серьезному изучению физики...».

В1913 г. началась переписка с К.Э.Циолковским (1857-1935). В1914 и 1917 гг. в еженедельнике «Природа и люди» благодаря Перельману появились работы будущего авиаконструктора «Без тяжести» и «Вне Земли»...

С 1918 по 1973гг. книги Перельмана только в Советском Союзе издавались 449 раз, их общий тираж составил более 13 миллионов экземпляров; он автор более тысячи статей, 47 научно-популярных, 40 научно-познавательных книг; 18 школьных учебников и учебных пособий...

Me обладая никакими званиями и степенями, он именовался многочисленными поклонниками «профессором Перельманом».

...Яков Исидорович Перельман и его жена, врач Анна Дави­довна Каминская-Перельман, скончались в 1942 г. в блокадном Ленинграде от истощения.

(Стр. 273-276)

От редакции: Всмотритесь в иллюстрацию из книги Я.И. Перельмана «Ракетой на Луну» (1935 г.. ОГИЗ-Детгиз). предоставленной нашей редакции из коллекции Алексе­ем Венгеровым. В чем-то по форме космический аппарат напоминает нынешние «Союзы», на которых летают кос­монавты и астронавты к Международной космической станции. Подпись к рисунку с изображением космического аппарата капсульной Формы (плюс парашют): «Примерное внутреннее устройство кают будущего ракетного корабля. Вверху каюта управления: над нею парашют в сложенном виде. Среднее отделение - пассажирская каюта. Нижнее помещение предназначено для хранения припасов.

«Мой усач бестактен, груб и нетерпяч...»

«...В 1946 г. вышло постановление ЦК ВКП(б) «О журналах «Звезда» и «Ленинград».

Оно привело к публичной травле А.А. Ахматовой и М.М. Зо­щенко, запрету на издание их произведений. Формальным поводом стала публикация рассказа Зощенко «Приключения обезьяны» (1945).

Писатель Юрий Нагибин (1920-1994) в воспоминаниях о Зощенко «По пути в бессмертие» (2004) приводит разговор с писателем:

«...Я выразил удивление, почему для разгрома Михаила Михайловича выбирали самые безобидные вещи, особенно «Приключение обезьяны» - милый детский рассказ.

- А никаких «опасных» вещей не было, - сказал Зощенко - Сталин ненавидел меня и ждал случая. Чтобы разделаться.

«Обезьяна» печаталась и раньше, никто на нее внимания не обратил. Но тут пришел мой час. Могла быть и не «Обезьяна», а «В лесу родилась елочка» - никакой роли не играло. Топор повис надо мной с довоенной поры, когда я опубликовал рас­сказ «Часовой и Ленин». Но Сталина отвлекла война, а когда он немного освободился, за меня взялись.

- А что там крамольного?

- Вы же говорили, что помните наизусть мои рассказы.

- Это не тот рассказ.

- Возможно. Но вы помните хотя бы человека с усами?

-  Который орет на часового, что тот не пропускает Ленина без пропуска в Смольный? - отбарабанил я.

Зощенко кивнул.

- Я совершил непростительную для профессионала ошибку. У меня раньше был человек с бородкой. Но по всему раскладу получалось, что это Дзержинский. Мне не нужен был точный адрес, и я сделал человека с усами. Кто не носил усов в ту пору? Но усы стали неотъемлемым признаком Сталина... Как вы пом­ните, мой усач бестактен, груб и нетерпяч. Ленин отчитывает его, как мальчишку. Сталин узнал себя - или его надоумили - и не простил мне этого».

(Стр. 468-469)

Москва. Александр Александров.

Редакция выражает признательность Алексею Венгерову за предоставленную возможность ознакомиться с уникальными изданиями из его семейной коллекции.

Журнал "От трех до семнадцати", ноябрь 2013 года, №6

Предыдущая статья История в багровых тонах
Следующая статья Хронология сама по себе – наука
Печать
308 Оценить статью:
Без рейтинга

Please login or register to post comments.

Имя:
Email:
Тема:
Сообщение:
x

Календарь публикаций

«Сентябрь 2019»
ПнВтСрЧтПтСбВс
2627282930311
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30123456

ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ

"Видно, что к изданию были привлечены профессионалы, и высокие требования были реализованы."
"Думаю, многим не мешало бы ознакомиться с книгой В. Кондараки, «крымского Карамзина», около 20 лет собиравшего материал о родном полуострове."

ПРОЕКТЫ

Первый проект был выполнен
в 1991 году, г. Нюрнберг, Бавария.

КОНТАКТЫ

Вы всегда можете позвонить или написать нам.

ИДУЩЕМУ ВСЛЕД

Жанр библиохроники облегчает дорогу "идущим вслед" за Книгой прошлых времен. Наглядность и разнообразие изобразительного ряда суущественно дополняются текстами новелл, посвященных той или иной книжной редкости. «Библиохроника» находится на стыке книговедения, истории, филологии и библиографии. Совмещение этих дисциплин — задача сама по себе непростая.

Back To Top