Search
13 декабря 2019 г.

Сюжеты

На этой странице выпуски Библиохроники представлены в виде отдельных статей-сюжетов. Статьи следуют в порядке публикации. Для группировки статей по разделам можно воспользоваться фильтром. На строке каждого раздела указано количество опубликованных сюжетов. Число сюжетов постоянно пополняется. Если вы знаете, что ищите, введите свой запрос в строку поиска.

Вся Библиохроника

Византийские эмали (1892 год)

Византийские эмали (1892 год)

Никодим Кондаков

«Византийские эмали», прозванные в библиофильской среде «книгой в княжеском уборе», - одно из самых дорогих изданий в истории русского книгопечатания. Известно, что на него израсходовали 120 тысяч рублей серебром - сумму колоссальную для конца XIX века. Средства эти принадлежали петербургскому богачу и меценату, помощнику статс-секретаря Государственной канцелярии Александру Викторовичу Звенигородскому (1837-1903). Путешествуя по Европе и странам Ближнего Востока, Звенигородский собрал значительную коллекцию византийских эмалей X-XI веков. Описать своё собрание он пригласил Н.П. Кондакова.

Никодим Павлович родился в семье вольноотпущенного крепостного князей Трубецких. Первые двадцать семь лет его жизни связаны с Москвой: здесь он окончит 2-ю гимназию, учился в университете на факультете исторических и филологических наук, преподавал в Александровском военном училище и Московской школе живописи и ваяния. В 1871 году Кондаков принял приглашение одесского Новороссийского университета и приступил к чтению курса классической археологии и теории искусства. В1888 году стал профессором Санкт-Петербургского университета и оставался в этой должности 30 лет. Когда Звенигородский предложил ему описать свою коллекцию, Кондаков уже имел репутацию одного из ведущих византинистов России. Работа над книгой заняла у него несколько лет. Собирая необходимый материал, Кондаков неоднократно ездил в Европу и Грузию. Известный историк Г.В. Вернадский писал: «"История и памятники византийской эмали" — может быть, лучшее, что написал Кондаков. Остаётся сожалеть, что из-за роскошного издания книга оказалась так малодоступна».

Издание было не просто роскошным - оно подавляло. Идея оформления принадлежала Звенигородскому. Его советниками и помощниками в работе стали знаменитый гравёр В.В. Матэ (1856-1917) и прославленный художественный критик В.В. Стасов (1824-1906), непосредственно наблюдавший за полиграфическими операциями. Отпечатанные 600 экземпляров (по 200 экземпляров на русском, французском и немецком языках) изначально замышлялись как подносные: весь тираж предназначался «короно-ванньмособам,известаымучёным и выдающимся книгохранилищам». Каждый экземпляр имел богатый футляр. Переплёт из белой шагрени был украшен червонным золотом. Лист с посвящением Александру III, оформленный архитектором ИЛ. Ропетбм (1845-1908), имитировал инкрустацию из драгоценных камней по серебряному фону, для чего использовали только что открытый, а потому высоко ценимый алюминий. Хромолитографированные таблицы с оригиналов лучших русских графиков готовили во Франкфурте-на-Майне, в мастерской Августа Остеррита. Заказ на переплёты отдали в Лейпциг фирме «Гюбель и Денк». Бумагу отливали в Страсбурге. Закладку и шёлковую суперобложку выткали золотыми и серебряными нитями на московской фабрике братьев Сапожниковых. На закладке поместили тканный красными буквами текст из трагедии Еврипида на греческом языке: «Разверни эти говорящие листы, прославляющие мудрых». Русский вариант набирали специально отлитым для этого издания шрифтом в типографии М.М. Стасюлевича (за основу взяли шриоты Остромирова Евангелия). Печатные работы в красках и червонным золотом выполнили в мастерских Экспедиции заготовления государственных бумаг в Петербурге. Поверх тройного золотого обреза зелёной и красной красками вручную наносили орнамент. Края оореза, прилегающие к переплёту, покрыли алюминиевой краской.

В.В. Стасов, назвавший издание «русским чудом», посвятил ему специальную монографию, озаглавленную «История книги "Византийские эмали"' А.В. Звенигородского» (Санкт-Петербург, 1892). Она была напечатана на трёх языках тиражом 150 нумерованных экземпляров. В Публичной библиотеке для «Византийских эмалей» построили специальный киоск. Газеты публиковали имена счастливых обладателей полиграфического шедевра. В списке значились король Италии, король Румынии, турецкий султан, король Швеции, бухарский эмир, император Австрии, король Бельгии. В библиотеке Эрмитажа по сей день хранится экземпляр, принадлежавший Николаю II, Эпилог этой необычной истории можно найти в записках патриарха российских букинистов Ф.Г. Шилова. «Книга в продажу не поступала, — вспоминал Фёдор Григорьевич полвека спустя. - Все экземпляры были раздарены учреждениям, высокопоставленным лицам и выдающимся учёным. Случайно попавшие на рынок экземпляры продавались по 1000 рублей золотом. Когда же Звенигородский разорился и принуждён был продать свои коллекции эмалей, оказалось, что две трети его собрания были подделкой». Несмотря на это, «Византийские эмали» сохранили свою ценность и значение как один из выдающихся памятников полиграфического искусства.

Говоря о драматической судьбе книги, нельзя не упомянуть о полной драматизма судьбе её автора. В 1918 году академик Н.П. Кондаков покинул красный Петроград и бежал на юг. В январе 1920 года он отплыл из Одессы в Константинополь на французском корабле в одной каюте с И.А. Буниным и его женой. Оказавшись в эмиграции, Кондаков преподавал в Софии и Праге. Умер за рабочим столом. Похоронен на русском кладбище в Ольшанах.


Кондаков Никодим Павлович (1844-1925)
История и памятники византийской змали. Собрание А.В. Звенигородского. Сочинение Кондакова, профессора С.-Петербургского университета и старшего хранителя Императорского Эрмитажа. Санкт-Петербург, [типография М.М. Стасюлевича], 1892. VIII, 394 с. с иллюстрациями, 28 л. цветных иллюстраций - хромолитографии, 4 л. шмуцтитулов, 1 л. - портрет собирателя. Толщина блока 5,4 см. В издательском цельнокожаном переплёте белой шагрени с тиснением червонным золотом. Суперобложка и закладка - цветная парча с золотом. Печатные форзацы - византийский орнамент с золотом. Тройной золотой обрез вручную орнаментирован красной и зелёной красками. Обложки - хромолитографии с серебром. 37,3x28,8 см. В издательской коробке. Тираж на русском языке - 200 нумерованных экземпляров. Экземпляр № 154.

Предыдущая статья Водный путь от Томска до Омска (1891 год)
Следующая статья Путешествие на Восток (1893-1897 годы)
Печать
1027 Оценить статью:
5.0

Оставить комментарий

Name:
Email:
Комментарий:
Добавить комментарий

Имя:
Email:
Тема:
Сообщение:
x

Поиск

Взгляд на Москву из XIX столетия.

Источник: Библиохроника. Здесь, под небом своим... Непредсказуемая память.

Женская национальная одежда. XVIII век.

Источник: Библиохроника. Здесь, под небом своим... Несменяемая власть.

Парижская мода. XIX век.

Источник: Библиохроника. Здесь, под небом своим... Несменяемая власть.

Анимированные книги ⇩

Первые проекты.

Старая русская книга

Житье-бытье московское

ХХ век. Мы - в обложке

Книга 2
   >> Послесловие к успеху
Послесловие к успеху

В некотором царстве...

Книга первая

Книга вторая

Книга 2

Книга третья

Книга 3.

Здесь, под небом своим...

Выпуск первый

   >> Окна Библиохроники
   >> Реликварий
   >> Открытки в память 1812 года

Выпуск второй

   >> План города Москвы 1796 года

Выпуск третий

Выпуск четвертый

Выпуск пятый

Выпуск шестой

Выпуск седьмой

Спецвыпуск

Между нами...Entre nous...

BIBLIOCHRONICA 1700-1985

BIBLIOCHRONIK 1550-1977

Книга 2

BIBLIOKHRONIKA 1647-1990

Книга 3.

Предварительные итоги

Библиохроника 2004-2017

Книга 3.

ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ

"Видно, что к изданию были привлечены профессионалы, и высокие требования были реализованы."
"Думаю, многим не мешало бы ознакомиться с книгой В. Кондараки, «крымского Карамзина», около 20 лет собиравшего материал о родном полуострове."

ПРОЕКТЫ

Первый проект был выполнен
в 1991 году, г. Нюрнберг, Бавария.

КОНТАКТЫ

Вы всегда можете позвонить или написать нам.

ИДУЩЕМУ ВСЛЕД

Жанр библиохроники облегчает дорогу "идущим вслед" за Книгой прошлых времен. Наглядность и разнообразие изобразительного ряда суущественно дополняются текстами новелл, посвященных той или иной книжной редкости. «Библиохроника» находится на стыке книговедения, истории, филологии и библиографии. Совмещение этих дисциплин — задача сама по себе непростая.

Back To Top