Search
25 января 2020 г.

Сюжеты

На этой странице выпуски Библиохроники представлены в виде отдельных статей-сюжетов. Статьи следуют в порядке публикации. Для группировки статей по разделам можно воспользоваться фильтром. На строке каждого раздела указано количество опубликованных сюжетов. Число сюжетов постоянно пополняется. Если вы знаете, что ищите, введите свой запрос в строку поиска.

Вся Библиохроника

Исторические письма (1870)

Исторические письма (1870)

П.Л. Миртов (Петр Лавров)

В 1870 году, крошечным тиражом 100 экземпляров, вышла в свет эта небольшая книжка Петра Лавровича Лаврова, скрывшегося под псевдонимом П.Л. Миртов. У автора были на то причины. Судьба этого издания была трудной, как и судьба самого П.Л. Лаврова (1823-1900).

Через полвека после смерти официальная советская историография, как бы через губу, признавала: «...видный идеолог народничества П.Л. Лавров выступил со своей “практической философией”, представляющей собою эклектическую смесь из воззрений философов самых разнообразных течений и направлений». А еще через полстолетия, уже в начале XXI века, российский историк Г.И. Любина отметит: «Огромное влияние Лаврова на умы интеллигенции последней трети XIX в. состояло в том, что он выработал этический идеал служения народу, столь близкий шестидесятникам и последующим поколениям русских образованных людей».

А ведь ничто вроде бы не предвещало такой и прижизненной и посмертной судьбы мальчику, родившемуся в обеспеченной и одаренной талантами дворянской семье. Его отец - полковник царской службы. В четыре года Петр бегло читал по-русски и по-французски. В 14 лет поступил в Артиллерийское училище в Петербурге, свободно владея уже тремя иностранными языками. К 35 годам Петр Лаврович и сам успел дослужиться до полковника и профессорского звания, занимаясь преподаванием высшей математики в Михайловском артиллерийском училище (1844-1866). Между прочим, свою кафедру Лаврову в свое время передал сам «царь» русских математиков, основатель знаменитой русской математической школы М.В. Остроградский.

И все-таки пересилила в нем другая страсть - к философии. Однако в 1849 г. П.Л. Лаврову было отказано в месте профессора философии Петербургского университета. Причина отыщется в дневниковых записях влиятельного цензора А.В. Никитенко, который называл П.Л. Лаврова «коноводом нигилистов».

В 1861-1863 гг. А.А. Краевский предпринимает издание «Энциклопедического словаря» и предлагает Лаврову возглавить философский отдел. Со второго тома П.Л. Лавров становится редактором всего издания и пишет в него много статей по философии, истории, истории религии... Крупный, рыжеватый, картавый, веселый и речистый - настоящий полковник! - П.Л. Лавров производил сильное впечатление в петербургских литературных салонах.

К этому же времени относится и первая его крупная философская работа, выпущенная отдельной брошюрой - «Очерки вопросов практической философии» (Спб., 1860). Работа не осталась незамеченной. На нее откликнулся не кто-нибудь, а сам Н.Г. Чернышевский с большой статьей «Антропологический принцип философии». Критика, которой «великий русский социалист, предшественник российской социал-демократии» подверг сочинение П.Л. Лаврова, была жесткой: «...соединение прекрасных мыслей, заимствованных из действительно великих и современных мыслителей или внушённых собственным умом, с понятиями, или не совсем современными, или принадлежащими не тому образу мыслей, какого в сущности держится г. Лавров, или, наконец, принадлежащих особенному положению мыслителя среди публики, непохожей на нашу, и потому получающих неверный колорит при повторении у нас, - это соединение собственных достоинств с чужими недостатками придаёт, если мы не ошибаемся, системе г. Лаврова характер эклектизма, который производит неудовлетворительное впечатление на читателя, знакомого с требованиями философского мышления. В брошюре г. Лаврова встречаются мысли, которые едва ли совместны между собою». Впрочем, Чернышевский отдавал должное кругозору и начитанности Лаврова, его глубокому знакомству с западными философскими идеями.

Может быть, Лавров и эклектичен в своих философских взглядах. Но уж точно он был вполне лояльным властям и далеким от политики университетским профессором. Он, например, подчеркивал, что его интересует не столько содержательная сторона тех или иных философских концепций, сколько «способ постройки, сближения, группировки материала». И тем не менее уже с 1860 года он состоит на заметке у III отделения Департамента полиции (тайной полиции). А когда 4 апреля 1866 года террорист Дмитрий Каракозов совершил неудачное покушение на российского императора Александра II, власти решают «зачистить» либеральное поле в России.

25 апреля 1866 г. П.Л. Лаврова арестовывают. И хотя он был совершенно непричастен к теракту Каракозова, ему припомнили и знакомство с Чернышевским, и нескрываемый атеизм, и публикации в герценовском сборнике «Голоса из России»... Лавров был сослан в небольшой старинный городок Тотьма Вологодской губернии на три года (1867-1870). Анонимно он продолжает много публиковаться в журналах.

К этому периоду относится и его книга «Исторические письма». «Предлагая читателям, в совокупности и в обновленной форме, письма помещенные прежде в “Неделе”, я считаю не лишним предпослать этому изданию небольшое объяснение, - предупреждает автор. - Очень желал бы я сделать более существенные исправления, но в этом отношении наша критика нисколько не помогла мне. <...> Как бы то ни было, я был предоставлен в этом отношении сам себе и некоторым отрывочным, личным отзывам, до меня доходившим. Последние особенно концентрировались около одного недостатка: отвлеченно, сухо, трудно читается...» Названия шестнадцати писем-глав действительно, выглядят «суховато». Но только начни их перечислять выборочно - остановиться крайне затруднительно: «Естествознание и история», «Процесс истории», «Величина прогресса в человечестве», «Цена прогресса», «Действие личностей», «Культура и мысль», «Личности и общественные формы», «Растущая общественная сила», «Знамена общественных партий», «Идеализация», «Национальности в истории», «Договор и закон», «Государство», «Естественные границы государства», «Критика и вера»...

Перед нами - полноценная программа для работы какого-нибудь академического института социологии или истории. (А скорее всего, для нескольких институтов этого профиля.) Недаром в последнем письме - «Цель автора» - Лавров заключает: «...вопросы дня получают свой действительный, существенный интерес именно от тех вечных исторических вопросов, которых автор коснулся в этих письмах».

Эта книга оказалась последней, изданной при жизни Лаврова на его родине, в России. По истечении срока ссылки, день в день, 15 февраля 1870 г., он бежал за границу и 13 марта появился в Париже. Больше в Россию он не вернулся, хотя и очень стремился к этому...

Потом будет Цюрих, где Лавров начнет в 1873 г. издавать нелегальный журнал «Вперед» (кстати, автором знаменитых «Вперед» и «Отречемся от старого мира», ставших революционными песнями-гимнами, был П.Л. Лавров); в следующем году - переезд вместе со всей типографией в Лондон. В мае 1877 г. - возвращение в Париж, теперь уже навсегда, до самой смерти в 1900 г.

«Лавров оказался в центре политической эмиграции России. Он не был революционером по натуре, не был склонен к бунту и анархии, с антипатией относился к заговорам, конспирация давалась ему с трудом, полицейские ищейки русского правительства очень скоро вычислили его в многолюдной толпе французской столицы, - отмечает Г.И. Любина. - Для Лаврова идеалом революционной деятельности были отнюдь не уличная агитация и бомбометание, а мирная пропаганда передовых идей, внедрение их в сознание народа. Высоконравственный человек, он не решался рисковать жизнями других людей даже ради высокой цели. Это сделали за него сторонники его идей в России. Много молодых людей, разгоряченных народнической агитацией, отправилось тогда в тюрьмы и “сибирку”».

Лавров был душой и совестью русской эмиграции в Париже. Это понимали даже русские власти. В некотором роде пребывание Лаврова в Париже было для них удобно. «Вы здесь считаетесь как успокаивающий элемент среди юного нигилизма, как наставник на путь благоразумия, наверное» - так излагал Г.Н. Вырубов позицию российского посольства в Париже в письме, датированном январем 1882 г.

Но именно здесь, в Париже, П.Л. Лавров, в итоге приступает к реализации давно задуманного им грандиозного научноисторического проекта - обобщая данные всех наук, раскрыть историю развития общества как сложный процесс возникновения и эволюции человеческой мысли от ее начала до самых высших проявлений: идеи солидарности, идеала социализма и соответствующих этой идее и этому идеалу социальных движений. Этот проект в итоге выльется в издание «Опыт истории мысли нового времени».

Еще в 1864-1866 гг. он прочел для слушателей Михайловской артиллерийской академии курс лекций по истории физико- математических наук. В 1865 г. этот курс был издан отдельной книгой. А в 1867 г., находясь в вологодской ссылке, Лавров пишет статью «Несколько мыслей об истории мысли». Это уже развернутый набросок будущего труда. С 1868 г. в некрасовских «Отечественных записках» и других журналах начинают публиковаться статьи Лаврова, фактически - части будущего этого труда: «Цивилизация и дикие племена», «До человека».

Попав в эмиграцию, Лавров попытался все же издать в Петербурге трехтомник «История европейской мысли в новое время». Однако удалось ему - и то без указания авторства - опубликовать в журнале «Знание» в 1874 году только первый выпуск. Авторство Лаврова было раскрыто, продолжения не последовало, а планировалось издать 8-10 выпусков по 10-15 листов каждый. Экземпляры этого выпуска, выпущенного и отдельной книгой, Лавров посылает Марксу и Энгельсу с дарственными надписями: «Учителю социалистов Карлу Марксу от автора в знак дружбы и уважения», «Фридриху Энгельсу от автора в знак искреннего уважения».

П.Л. Лавров изучает огромный массив современной ему естественно-научной и естественно-исторической литературы - по минералогии, физике, астрономии, биологии, этнографии, социологии... В итоге проект вырастал, по расчетам, до шести томов по 40 печатных листов в каждом! Он не оставляет мысль и предпринимает много усилий, чтобы выпустить это издание в России. И вроде бы ему это уже почти удалось. Часть текста - 31 лист - набраны, и Лаврову даже переслали за них гонорар. Но, в конце концов, издатель побоялся выпустить книгу опального эмигранта, набор был рассыпан. 12 июня 1886 г. Лавров отмечает в одном из писем: «Я пишу этот труд, не имея вовсе в виду нынешнего состояния цензуры в России, отказываясь от всякого рода оговорок, умолчаний, смягчений моей мысли... Рукопись должна будет пролежать напечатанной до изменения положения дел в России».

Впрочем, и самому П.Л. Лаврову становится понятно, что в полном объеме задуманный им труд осуществить не удастся. Даже вводный том «распухал» неимоверно - включались все новые источники, библиографические примечания, возникали новые главы... В начале 1888 г. народовольческая женевская Вольная русская типография отпечатала первый выпуск «Опыта истории мысли нового времени». К 1894 г. вышло уже десять отдельных выпусков; они составили первые части первого тома (всего было задумано пять) общим объемом 1568 с.

«Но и на этом история лавровской “Истории мысли” отнюдь не завершается, - отмечал в 1988 году советский философ, исследователь творчества Лаврова А.И. Володин. - Вышедшие четыре года спустя в 1898 г. “Очерк эволюции человеческой мысли. Кн. 6. Переживания доисторического периода” (Женева) и “Задачи понимания истории” (М.; псевдоним С.С. Арнольди), изданные после смерти мыслителя “Важнейшие моменты в истории мысли” (М., 1903; псевдоним А. Доленга) представляли собой, в сущности, разработку отдельных аспектов этого самого важного для Лаврова научного труда, главного дела всей его творческой жизни».

И возможно, первой, черновой попыткой этого грандиозного проекта была маленькая книжечка «Исторические письма». Представленный в «Библиохронике» экземпляр уникален. Он - с авторскими карандашными правками, подготовленными для второго издания, вышедшего в Женеве в 1891 году. Как отмечали современники, «Исторические письма» - это «Евангелие» русской передовой интеллигенции. Надо ли говорить, что оба эти издания, как и все последующие, в России были запрещены цензурой.

В 90-е годы XIX в. П.Л. Лавров сближается еще с одним русским научным эмигрантом, будущим Нобелевским лауреатом по медицине и физиологии (1908) И.И. Мечниковым. Илья Ильич был принципиальным противником народовольцев и революционеров. Можно представить, до какого градуса доходили их споры с Лавровым.

Живет Лавров только публикацией своих трудов. Работает не просто много, а исключительно много. Так, публиковавшиеся в московской газете «Русские ведомости» Лавровские «Письма из Англии» (при этом сам автор проживал в Париже), составили 8 томов. Друзья пытались уговорить П.Л. Лаврова хотя бы на время покинуть Париж, съездить на отдых. Но Петр Лаврович не хотел даже на время расставаться со своими книгами - в холостяцкой жизни Лаврова библиотека стала единственной роскошью, которую он себе позволял. Все остальные заработанные им деньги уходили на нужды товарищей...


Петр Лаврович Лавров (ПЛ. Миртов) (1823-1900)

Исторические письма. - Петербург Типография А. Котомина, 1870. - 267 с, 18,8 х 12,4 см. Тираж 100 экземпляров. Владельческий составной переплет начала XX в. с сохранением издательских обложек. Корешок с бинтами и зологотиснёным именем автора и заглавием. Трехцветное ляссе. Экземпляр с многочисленными авторскими правками простым и цветными карандашами. Уникум.

Предыдущая статья Сказания князя Курбского (1868)
Следующая статья «Дневник писателя» (1873)
Печать
159 Оценить статью:
1.0

Оставить комментарий

Name:
Email:
Комментарий:
Добавить комментарий

Имя:
Email:
Тема:
Сообщение:
x

Поиск

Взгляд на Москву из XIX столетия.

Источник: Библиохроника. Здесь, под небом своим... Непредсказуемая память.

Женская национальная одежда. XVIII век.

Источник: Библиохроника. Здесь, под небом своим... Несменяемая власть.

Парижская мода. XIX век.

Источник: Библиохроника. Здесь, под небом своим... Несменяемая власть.

Анимированные книги ⇩

Первые проекты.

Старая русская книга

Житье-бытье московское

ХХ век. Мы - в обложке

Книга 2
   >> Послесловие к успеху
Послесловие к успеху

В некотором царстве...

Книга первая

Книга вторая

Книга 2

Книга третья

Книга 3.

Здесь, под небом своим...

Выпуск первый

   >> Окна Библиохроники
   >> Реликварий
   >> Открытки в память 1812 года

Выпуск второй

   >> План города Москвы 1796 года

Выпуск третий

Выпуск четвертый

Выпуск пятый

Выпуск шестой

Выпуск седьмой

Спецвыпуск

Между нами...Entre nous...

BIBLIOCHRONICA 1700-1985

BIBLIOCHRONIK 1550-1977

Книга 2

BIBLIOKHRONIKA 1647-1990

Книга 3.

Предварительные итоги

Библиохроника 2004-2017

Книга 3.

ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ

"Видно, что к изданию были привлечены профессионалы, и высокие требования были реализованы."
"Думаю, многим не мешало бы ознакомиться с книгой В. Кондараки, «крымского Карамзина», около 20 лет собиравшего материал о родном полуострове."

ПРОЕКТЫ

Первый проект был выполнен
в 1991 году, г. Нюрнберг, Бавария.

КОНТАКТЫ

Вы всегда можете позвонить или написать нам.

ИДУЩЕМУ ВСЛЕД

Жанр библиохроники облегчает дорогу "идущим вслед" за Книгой прошлых времен. Наглядность и разнообразие изобразительного ряда суущественно дополняются текстами новелл, посвященных той или иной книжной редкости. «Библиохроника» находится на стыке книговедения, истории, филологии и библиографии. Совмещение этих дисциплин — задача сама по себе непростая.

Back To Top