Search
22 сентября 2019 г.

Сюжеты

На этой странице выпуски Библиохроники представлены в виде отдельных статей-сюжетов. Статьи следуют в порядке публикации. Для группировки статей по разделам можно воспользоваться фильтром. На строке каждого раздела указано количество опубликованных сюжетов. Число сюжетов постоянно пополняется. Если вы знаете, что ищите, введите свой запрос в строку поиска.

Вся Библиохроника

Краткое топографическое, историческое и политическое описание Острова Мальты и Державного Ордена Святого Иоанна Иерусалимского (1800 год)

Краткое топографическое, историческое и политическое описание Острова Мальты и Державного Ордена Святого Иоанна Иерусалимского (1800 год)

Григорий Краевский

 Общая площадь Мальты и прилегающих к ней островов, некоторые из которых никогда не были обитаемыми, - 316 кв.км. Однако на рубеже XVIII и XIX веков эти затерянные посреди Сре­диземного моря скалистые клочки суши пре­вратились в арену бурных событий, оказавших заметное влияние на политику тогдашних евро­пейских грандов - Французской республики, Российской империи и Английского королев­ства. Причиной тому было их местоположение, чрезвычайно выгодное для ведения боевых дей­ствий на Средиземноморье, а также то, что Мальта являлась владением Ордена иоаннитов.

Рыцарский Орден Святого Иоанна Иеруса­лимского, называемый также Орденом госпита­льеров, ведёт свою историю с 40-х годов XI века, когда несколько итальянских купцов открыли госпиталь - больницу и гостиницу - для палом­ников-христиан. Неподалёку от госпиталя нахо­дился монастырь, монахи которого помогали ухаживать за больными. Так возникло братство госпитальеров. В эпоху крестовых походов госпитальеры оказали крестоносцам важные услуги, после чего в братство вступило немало рыцарей. Со временем госпитальеры, продол­жая строить больницы, взяли на себя охрану идущих к Святым местам пилигримов. С сере­дины XII столетия Орден превратился в военно-монашеский и стал именоваться Иерусалим­ским Орденом рыцарей-госпитальеров Святого Иоанна. После того как христиане были изгнаны сначала из Иерусалима, а потом и из всей Палестины, иоанниты нашли приют на Кипре, а позже на Родосе. На протяжении нескольких веков они с переменным успехом воевали сначала против арабов, потом против турок, но в 1522 году турецкая армия Сулеймана Великолепного осадила Родос и вынудила госпитальеров его покинуть. Полгода спустя испанский король Карл V предложил Ордену обосноваться на Мальте. После нескольких лет колебаний, вызванных удалённым положением острова и его суровыми природными услови­ями, рыцари были вынуждены согласиться. 23 марта 1530 года посол Ордена принял из рук Карла V акт, согласно которому Мальта, а также прилегающие к ней острова передавались рыца­рям в вечное владение.

Первое время существование Ордена, прию­том и оплотом которого стали несколько омы­ваемых морем малозаселённых скал, находи­лось на волосок от гибели. В 1565 году госпита­льеры выдержали Великую Осаду, когда защитники острова в течение трёх месяцев про­тивостояли турецкому флоту из двухсот кора­блей и находившейся на них армии, во много раз превосходившей число оборонявшихся. Эта победа над турецкой армадой прогремела по всей Европе и значительно пополнила ряды и казну Ордена. На протяжении XVII столетия его могущество неуклонно росло: отстраива­лись и укреплялись города Валетта и Мдина, орденские галеры держали в страхе средизем­номорских корсаров и участвовали в походах против сарацин, а представители самых знат­ных домов Европы стремились облачиться в чёрный плащ с восьмиконечным крестом на груди - традиционный наряд госпитальера.

К концу XVIII века ситуация на Мальте стала иной. Военное противостояние христианской Европы и мусульманских стран ослабло, сме­нившись взаимовыгодной торговлей. Европей­ские монархи всё меньше помогали Ордену, утратившему былое военное и политическое влияние. Сильнейший удар по устоям и финан­сам иоаннитов нанесла Французская револю­ция. Декрет о секуляризации церковной соб­ственности лишил их значительных доходов, приносимых французскими владениями, а про­тест великого магистра Ордена против заклю­чения Людовика XVI и его семьи в парижский замок Тампль, принадлежавший мальтийским рыцарям, дал повод Законодательному собра­нию Французской республики принять реше­ние о конфискации всех земельных владений госпитальеров.

В этот критический момент на помощь Мальте пришла Россия. Взошедший на российский пре­стол Павел I поддержал госпитальеров в спор­ном вопросе о доходах с их польских владений, одобрил создание великого приорства Ордена на территории Российской империи и пообе­щал мальтийским рыцарям финансовую помощь и политическое покровительство. «Наш роман­тический император», как называл Павла Пуш­кин, был пропитан идеями мистицизма и одной из своих главных задач видел распространение рыцарского духа как в России, так и за её преде­лами. Всемерное содействие терпящему бед­ствие последнему оплоту европейского рыцар­ства он воспринял как личное дело. В благодар­ность Орден провозгласил Павла своим протектором. Сам император, императрица Мария Фёдоровна, великий князь Александр и ряд российских сановников стали обладате­лями больших мальтийских крестов.

Если для Павла Мальта являлась, прежде всего, средоточием рыцарских доблестей, то Напо­леон видел в ней идеальную военную базу. «Этот остров бесценен для нас», - писал он в послании руководителям Директории в начале 1797 года. Вскоре французские власти санкционировали его планы в отношении Мальты. Орден обви­нили во враждебном отношении к Французской республике, укрывательстве французских эми­грантов-роялистов и в сношениях с врагами Франции. 8 июня 1798 года морская армада Бонапарта, вышедшая из Тулона в Египет, пока­залась в виду Валетты. По словам очевидца, «Мальта никогда не видела такого бесчислен­ного флота в своих водах: море было покрыто на целые мили кораблями всех размеров, чьи мачты напоминали густой лес». В ответ на тре­бование Наполеона впустить флот в гавань для пополнения запасов воды, госпитальеры, ссыла­ясь на установленный порядок, согласились на вход в порт Валетты лишь четырёх кораблей. «Они отказали нам в воде, - сказал тогда Бона­парт. - Мы возьмём её сами».

На Мальте тогда находились чуть более трёх­сот рыцарей. Среди них было немало стариков и больных, не способных держать оружие. После трёх дней переговоров и непродолжительных боевых действий они капитулировали. Местное население на помощь Ордену не пришло. Позд­нее Наполеон вспоминал: «Остров, несомненно, обладал громадными физическими средствами к сопротивлению, но был абсолютно лишён моральной силы. Рыцари не сделали ничего постыдного: никто не обязан добиваться невоз­можного». Госпитальерам было предписано покинуть Мальту. Как сообщал в своём донесе­нии русский поверенный в делах при дворе великого магистра, «всего несколько часов потребовалось презренному разбойнику Бона­парту, чтобы сделать всё по-своему: ложная док­трина, основанная на так называемом равенстве и свободе, сломила дух жителей Валетты».

Павел I воспринял известие о захвате Мальты крайне болезненно. Его реакция последовала незамедлительно. Историк П. В. Перминов пишет: «26 августа 1798 года члены русского великого приорства (католического) и находившиеся в Петербурге мальтийские рыцари собрались в Воронцовском дворце и выразили протест против захвата Мальты Бонапартом. При этом был издан специальный манифест, в котором великий магистр Фердинанд фон Гомпеш был провозглашён низложенным. В нём содержалась также просьба к Павлу I взять Орден под свою протекцию. 10 сентября 1798 года Павел I в своём Гатчинском дворце ратифицировал акты вели­кого приорства российского и принял "всех благонамеренных членов Ордена под своё высо­чайшее руководство". Заявив, что отныне Петер­бург становится штаб-квартирой Ордена, Павел пригласил рыцарей всех языков и приорств приехать в Россию... 27 октября 1798 года члены великого приорства российского и мальтийские рыцари, находившиеся в России, вновь собра­лись в Воронцовском дворце и приняли следую­щее заявление: "Мы, бальи, рыцари Большого креста, командоры, рыцари великого приорства российского и другие члены Иерусалимского Ордена Святого Иоанна, собравшись в Санкт-Петербурге, столице и резиденции нашего Ордена, как от нашего имени, так и от имени других языков и великих приорств в общем и от каждого из его членов, в частности тех, кто при­соединится к нам в крепкой приверженности к Ордену, провозглашаем Его Императорское Величество императора и самодержца Всерос­сийского Павла I великим магистром Иеруса­лимского Ордена Святого Иоанна..." Через две недели, 13 ноября 1798 года, Павел принял пред­ложенный титул. 29 ноября в Зимнем дворце состоялась грандиозная церемония. В присут­ствии всего двора и находившихся в России мальтийских рыцарей нунций Лоренцо Литта возложил на Павла I корону и другие регалии великого магистра Ордена Святого Иоанна».

Тогда же Павел включил свой новый титул великого магистра в общий императорский титул. Мальтийский крест стал частью государ­ственного герба и государственной печати. Было провозглашено создание в России второго вели­кого приорства, в которое принимались русские дворяне православного вероисповедания.

Все эти действия вызвали недоумение в Европе, прежде всего в Риме. Помимо прямых наруше­ний установленных процедур и устава госпита­льеров, простая логика подсказывала, что пра­вославный российский император не мог воз­главлять католический Орден, непосредственно подчинявшийся папе римскому. Кроме того, будучи женатым, Павел не мог принять на себя монашеские обеты нестяжания, благочестия и послушания, являвшиеся основополагаю­щими для религиозного рыцарства.

Несмотря на протесты папы, ряда европей­ских монархов, свергнутого великого магистра фон Гомпеша и многих мальтийских рыцарей, высказавшихся против событий в России, Павел был твёрд в своём начинании. П. В. Перминов пишет: «Правила для принятия российских дво­рян в Орден были утверждены 15 февраля 1798 года... Для русского дворянства, до этого слыхом не слыхавшего о мальтийских рыцарях и пона­чалу называвших Орден Ивановским, мальтий­ский крест стал вожделенным знаком отличия. В Орден, пригретый императорской милостью, начали записывать несовершеннолетних детей "почти в пеленах"». По словам современника, «столица была наводнена настоящим дождём Мальтийских крестов».

Восполнить пробелы в образовании новоис­печённых мальтийских рыцарей и кавалеров, рассказать о «малой родине», истории, принци­пах, устройстве и обрядах Ордена, к которому они теперь принадлежали, должна была помочь вышедшая в Санкт-Петербурге книга «Краткое топографическое, историческое и политиче­ское описание Острова Мальты и Державного Ордена Святого Иоанна Иерусалимского». Её автором являлся отставной капитан, коллеж­ский асессор, служащий Публичной библио­теки Григорий Краевский.

О Краевском известно, что он на свои сред­ства обучался в Киевской духовной академии. По её окончании служил канцеляристом в Мало­российской коллегии. В мае 1781 года был отпу­щен «в чужие края на собственном иждивении». Владея французским, немецким и итальянским языками, во время путешествия выполнял пору­чения «по письменной части» в русских посоль­ствах в Вене, Венеции и Неаполе. В 1785 году российский посланник в Неаполе граф П. М. Скавронский взял его с собой «в неопасную экспеди­цию» на Мальту в качестве переводчика и «для непредвиденных в пути случаев». Таким образом, Краевский являлся одним из немногих россиян, побывавших на острове и имевших возможность ознакомиться с его природой и обычаями.

По возвращении в Россию Краевский четыре года служил в привилегированном лейб-гвардии Конном полку. Вышел в отставку в чине капи­тана. С 1790 по 1796 год состоял в Государствен­ном заёмном банке: сначала бухгалтером, затем помощником кассира. С 1797 года являлся слу­жащим Санкт-Петербургской Публичной библи­отеки, где разбирал и описывал книжную кол­лекцию.

Несомненно, Краевский имел склонность к литературным занятиям. В 1791 году он опу­бликовал повесть «Памятник благодарности, или Приключение графа Бентиволио с Саладином, египетским султаном», являвшуюся сво­бодным переложением итальянского перевода сочинения популярной французской писатель­ницы М.-А. Пуассон де Гомес. Повесть рассказы­вала о путешествии египетского султана по Европе под видом армянского купца с целью изучения христиан.

Таким образом, «Описание острова Мальты» -единственное известное оригинальное сочине­ние Краевского. Книга состоит из двух частей. В первой рассказывается о географическом поло­жении острова, истории его колонизации, а также языке, занятиях, нравах и обычаях маль­тийских жителей. Повествование подкупает своей обстоятельностью, за которой чувству­ются личные впечатления автора. Вот как, например, описываются мальтийские «пошва и произведения» (т.е. почва и промышленность): «Остров сей большей частию горист и каменист, но камень так мягок, что легко можно пилить оный, тесать и рубить топором. Впрочем почва его везде хорошо обработана, и земледелие имеет изрядное, которое трудолюбием обывате­лей ежегодно становится лучше. Они, собирая по дорогам и улицам навоз и привозя с других стран землю, насыпают оную на свои нивы и огороды вышиною на четверть и более, и таким образом смягчая тот нетвёрдый камень, столько оные удобряют, что от пятнадцати до шестнадцати крат больше посеву получают два раза в год. Ибо там зимы и морозов нет, кроме в зимнее время прохладных ветров с северной стороны. И дожди здесь редки, а летом вовсе не бывают, но вместо дождя падает ночью роса наподобие тонкого дождика, которым поля и всякие на них растения оживляются. Днём великие жары, которые часто несносны бывают. Каждый тут крестьянин имеет свой удел, огоро­женный каменною стеною, и нет почти ни одного места на острове праздного. Где мягкой земли вовсе нет, а один твёрдый камень, там селения. А которые места хотя и каменисты, но могли быть возделаны, те или засеяны хлебом, огородными травами, льном, анисом, а особливо хлопчатою бумагою и прочим, либо засажены плодоносными деревьями, как то: виноградом, оливами, смоковницами и другими сим подоб­ными, смотря по качеству и способности земли к произведению каких плодов. Однако же всё сие не в таком количестве, чтобы достаточно было для всех островян. Собственного хлеба родится у них столько, что могут пропитаться четыре месяца, где народа, включая и другие к Мальте принадлежащие острова, обоего пола, возраста и разного звания считают до ста тысяч. Для остального же продовольствия получают они хлеб, вино, деревянное масло и прочие съестные припасы по большей части из Сици­лии и Калабрии. Также и из иных европейских государств доставляют им довольно всяких съестных и питейных припасов с разными дре­весными плодами».

С нескрываемой симпатией Краевский пишет о коренном населении Мальты. Особо проник­новенные строки автор посвящает представи­тельницам прекрасного пола: «Островские мальтийские женщины изрядны и красивы, осо­бливо в Валетте хороши. Которые не меньше по древнему обыкновению, как наипаче потому, что мужчины их сильно ревнивы и подозри­тельны, почти всегда сидят в домах запершись, а когда из дому выходят, то одеваются в длин­ный чёрный плащ с тонкими сгибами. Во время же великих жаров ходят в одних белых рубахах и юбках, сверху покрывшись бумажным тонким белым плащом, приятно прячут вместе и лицо, однако так, чтобы не мешало зрению. Такое оде­яние называют они на своём языке "барнухо". Между ими почитается равным прелюбодеянию бесчестием, если какая жена или девица осме­лится выйти в публику, не закрыв лица и не опу­стив глаза в землю. При том правила веры очень ревностно соблюдают и во всём, что ни делают, с великою поступают горячностию, так что если и к пороку склонны бывают, то в состоянии учи­нить всякое злодеяние без малейшего зазрения совести. Вообще все почти островяне носят пла­тье белое лёгкое».

Вторая часть сочинения посвящена Ордену Святого Иоанна - его происхождению, истории, уставу, порядку вступления, «классам» и т. п. Заканчивается исторический обзор избранием Павла I великим магистром мальтийских рыца­рей: «Мальтою владели они 269 лет и в течение того времени имели великие нападения от тур-ков, однако же всегда мужественно их отражали и оставались победителями как над ними, так и над африканскими морскими разбойниками, для которых на Средиземном море они только были единственным страхом и бичом. За то называли их ключом Европы и стражею христи­анства. В 1797 году в месяце июне повсеместные возмутители, коварные грабители и наруши­тели, так сказать, всемирного мира - фран­цузы - змеи, гнездившиеся и ещё гнездящиеся и согревающиеся в недрах миролюбивых госу­дарств под видом благочестия и ядом своим тля­щие сокровенно в оных нетвёрдые и невинные сердца, вознеистовствовав на веру, на закон Божий и на его хранителей - помазанников Божих, таким же предательским образом, как турки Родос, исхитив из рук их тот остров, и самих изгнали. И так иоанниты, спасаясь душевные и телесные французские язвы, с бла­гословением прибегнули в тихое и безмятежное пристанище в благодеющую всем Россию. Под высочайший покров и защиту благочестивей­шего государя императора Павла I, где ныне наслаждаются благостию его в покое... Настоя­щий великий магистр и купно великий Ордена Святого Иоанна Иерусалимского покровитель есть благочестивейший государь император и самодержец всероссийский Павел I, всемилостивейше удостоивший торжественно принять правление оного в потомственное своё достоя­ние и к вящей впредь чести его и славе высо­чайше благоволил внесть оный в свой импера­торский герб 1798 года ноября 29 дня».

Совершенно очевидно, что «Описание Мальты» задумывалось и создавалось в расчёте на авгу­стейшие внимание и поддержку. Ожидания автора оправдались. В биографической заметке о Краевском говорится: «Книга эта посвящалась Павлу I и была поднесена ему в рукописи, после чего последовало высочайшее распоряжение напечатать её в Академии наук и тираж передать автору для продажи в его пользу. Книга после её напечатания поступила в продажу помимо автора, что вызвало предписание прекратить продажу, вырученные деньги и оставшуюся часть тиража вернуть Краевскому который передал её для реализации книгопродавцу И. П. Глазунову».

В те самые дни, когда книга Краевского поступила в продажу в Петербурге, на Мальте произошли события, надолго определившие её судьбу. 5 сентября 180о года французский гарнизон Валетты после осады, которую установил адмирал Нельсон и которая дли­лась два года и два дня, сдался англичанам. На 164 года остров превратился в англий­скую колонию.

Обманутый в своих надеждах установить контроль над мальтийской территорией, Павел I был настроен на решительные дей­ствия против Англии, которую обвинял в нарушении двусторонних договорённостей. Однако осуществить свои намерения он не успел.

Смерть Павла положила конец «мальтий­ской лихорадке» в России. Его сын, взойдя на престол, заявил о поддержке Ордена, но про­возглашать себя великим магистром не стал. Российские дипломаты продолжали участво­вать в переговорах о будущем Мальты, но руководствовались уже не мистическими, а прежде всего геополитическими соображени­ями. Так, когда англичане предложили ввести в Валетту русские войска, что могло спровоциро­вать глобальный конфликт с Францией, россий­ское правительство ответило отказом. Известны слова Н. П. Румянцева, прозвучавшие на заседа­нии Государственного совета: «Мальта не нужна России».

В 1803 году, после избрания нового магистра, которым стал предложенный великим приорством российским бальи Жан-Батист Томмази, штаб-квартира госпитальеров была переведена из Петербурга в Мессину. Русская глава мальтий­ской эпопеи подходила к концу.

Формально Орден иоаннитов просущество­вал в России до 1810 года, когда император Алек­сандр I распорядился передать его финансовые средства в государственную казну. Финальная точка была поставлена семь лет спустя: 20 ноя­бря 1817 года специальным декретом русским подданным было запрещено получать или носить мальтийские кресты, поскольку великие приорства российские объявлялись аннулиро­ванными.


Краевский Григорий (1747-1802)

Краткое топографическое, историческое и политическое описание Острова Мальты и Державного Ордена Св.<ятого> Иоанна Иерусалимского, сделанное Григорием Краевским. В двух частях. В Санкт-Петербурге: При Императорской Академии наук, 1800. 1 л. титульный, 1 л. посвящение, 1 л. обращение автора к Павлу I. Ч. 1: Описание острова Мальты. 54 с., 1 л. «Содержание статей». Ч. 2: Краткое известие об Ордене Святого Иоанна Иерусалимского. С.59—101, 1 л. «Содержание статей». В цельнокожаном марокеновом переплёте времени издания. На крышках золототиснёные орнаментальные рамки. На корешке золототиснёный орнамент и два ярлыка чёрной кожи с тиснёнными золотом заглавием и номерами частей. Форзацы «мраморной» бумаги. Тройной золотой обрез. 25x20 см. Редкость.

Предыдущая статья Жизнь и страдания Людовика XVI (1793 год)
Следующая статья Жизнь и триумфы генерала Буонапарте (1801 год)
Печать
769 Оценить статью:
Без рейтинга

Оставить комментарий

Name:
Email:
Комментарий:
Добавить комментарий

Имя:
Email:
Тема:
Сообщение:
x

Поиск

Взгляд на Москву из XIX столетия.

Источник: Библиохроника. Здесь, под небом своим... Непредсказуемая память.

Женская национальная одежда. XVIII век.

Источник: Библиохроника. Здесь, под небом своим... Несменяемая власть.

Парижская мода. XIX век.

Источник: Библиохроника. Здесь, под небом своим... Несменяемая власть.

Анимированные книги ⇩

Первые проекты.

Старая русская книга

Житье-бытье московское

ХХ век. Мы - в обложке

Книга 2
   >> Послесловие к успеху
Послесловие к успеху

В некотором царстве...

Книга первая

Книга вторая

Книга 2

Книга третья

Книга 3.

Здесь, под небом своим...

Выпуск первый

   >> Окна Библиохроники
   >> Реликварий
   >> Открытки в память 1812 года

Выпуск второй

   >> План города Москвы 1796 года

Выпуск третий

Выпуск четвертый

Выпуск пятый

Выпуск шестой

Выпуск седьмой

Спецвыпуск

Между нами...Entre nous...

BIBLIOCHRONICA 1700-1985

BIBLIOCHRONIK 1550-1977

Книга 2

BIBLIOKHRONIKA 1647-1990

Книга 3.

Предварительные итоги

Библиохроника 2004-2017

Книга 3.

ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ

"Видно, что к изданию были привлечены профессионалы, и высокие требования были реализованы."
"Думаю, многим не мешало бы ознакомиться с книгой В. Кондараки, «крымского Карамзина», около 20 лет собиравшего материал о родном полуострове."

ПРОЕКТЫ

Первый проект был выполнен
в 1991 году, г. Нюрнберг, Бавария.

КОНТАКТЫ

Вы всегда можете позвонить или написать нам.

ИДУЩЕМУ ВСЛЕД

Жанр библиохроники облегчает дорогу "идущим вслед" за Книгой прошлых времен. Наглядность и разнообразие изобразительного ряда суущественно дополняются текстами новелл, посвященных той или иной книжной редкости. «Библиохроника» находится на стыке книговедения, истории, филологии и библиографии. Совмещение этих дисциплин — задача сама по себе непростая.

Back To Top