Search
22 сентября 2019 г.

Сюжеты

На этой странице выпуски Библиохроники представлены в виде отдельных статей-сюжетов. Статьи следуют в порядке публикации. Для группировки статей по разделам можно воспользоваться фильтром. На строке каждого раздела указано количество опубликованных сюжетов. Число сюжетов постоянно пополняется. Если вы знаете, что ищите, введите свой запрос в строку поиска.

Вся Библиохроника

Напутствие…

Напутствие…

Вступительная статья руководителя проекта Алексея Венгерова к седьмому выпуску "Библиохроники" (четвертому в серии "Здесь, под небом своим...")

Veniet felicior aetas. – Придет более счастливый век (лат.).

Очередной выпуск «Библиохроники», представляемый на суд Читателя и посвященный, так называемым «Памятным книжкам», - четвертый в тематической серии (а может быть, жанра), объединяющий тома под общим названием «Здесь, под небом своим.».

Напомним, что все выпуски «Библиохроники» выполнялись в трех основных направлениях.

Первая серия «В некотором царстве» - это хронологически (что обязательно для всего проекта) расположенные описания событий «на Руси или окрест», происходивших приблизительно в последние четыре столетия (1550 - конец ХХ века). В качестве опорного «инструментария» была выбрана Ее Величество Книга как таковая. Не столько в смысле содержания (автора, издателя, сюжета и т.п.), сколько как опора для описания всевозможных коллизий, имевших место в период ее издания, - как с действующими лицами, принимавшими непосредственное участие в выпуске, так и вне ее (книги), то есть - в государстве. В целом такой набор субъектов описания лишен прямой логики подбора. Он достаточно разнообразен по авторам, тематике, событийности и т.д. Логика - лишь в хронологии и широком диапазоне обозреваемых книг и событий.

Именно за эту часть проекта - первые 3 тома под общим названием «В некотором царстве» - была присуждена Премия Правительства Российской Федерации в области культуры за 2011 год. Хотелось бы также отметить, что, помимо этой высокой правительственной награды, выпуски «Библиохроники» в разное время были удостоены различных наград и премий, в числе которых «Книга года», медали в честь Д.С. Лихачева, А.А. Блока и М.Ю. Лермонтова, медаль «За личный вклад в развитие российской словесности».

Вторая группа выпусков, появившаяся на свет в силу замысла авторов и просьб читателей, ориентирована на двусторонние (между выбранными парами стран) отношения конкретных государств за достаточно продолжительный период (три-четыре века). С этой целью для характеристики отношений России с Германией, Англией и Францией были выбраны очерки, ранее нами же опубликованные, именно этой направленности. Тексты (по сути параллельные) двуязычные, в смысловом отношении располагаются в этих трех томах друг за другом. С небольшой авторской «хитростью»: для большей завлекательности Читателя, особенно юного, иллюстрации в обоих текстах (русском и иноязычном) - разные. Общее название серии - «Entre nous» - «Между нами».

Третья группа - книги исключительно тематической направленности. Все они уже увидели свет, включая четвертый выпуск, и были посвящены (по мере выхода): «Отечественной войне с Наполеоном 1812 года», «Городам и весям», «Прекрасной поре» (детству) и, наконец, «Памятным книжкам». Серия вышла под общим названием «Здесь, под небом своим.».

Сразу же после выхода из печати первых книг в адрес издателей стали поступать непрекращающиеся по сей день позитивные отзывы и запросы из самых различных, в основном ведущих, университетов и библиотек мира, таких как МГУ, Кубанский Госуниверситет, Харьковский и Киевский Национальные университеты, Одесский университет (все три - Украина), Стэнфордский университет (США, Калифорния), UPLA (университет в Лос-Анджелесе) и Колумбийский (США, Нью-Йорк), университеты Кембриджа и Оксфорда (оба - Великобритания), Сорбонна (Франция), Пражская Национальная библиотека (Чехия) и других.

Вполне понятно непредвзятому Читателю, что выпуск этих книг потребовал изрядных исследовательских, журналистских, издательских и типографских усилий. Проект сам по себе - беспрецедентен, так как у него нет аналогов ни в России, ни за рубежом. Прежде всего имеется в виду хронология как форма подачи материала и обилие сопровождающего иллюстративного материала.

Более подробно о настоящем, четвертом выпуске серии «Здесь, под небом своим».

Что же такое «Памятная книжка» на «такой-то год»? С издательско-типографской точки зрения - продукт «не весьма значительный»: да, выполнен красиво, с большим мастерством. Переплетенные «томики» (как правило, по заказу конкретного владельца), размером в 120, изящно оформленные, с тиснениями и гравюрами, многие в футлярах, изготовленных также с большим вкусом и в разнообразных вариантах.

Но по содержанию, что, видимо, вполне соответствует идее их издателей, они достаточно однообразны: набор сведений о предстоящих узаконенных светских и церковных торжествах и событиях; «месяцесловы-календари» на все дни предстоящего года для внесения конкретных «владельческих замет»; перечень основных официальных учреждений (начиная с самых высоких в государстве), списки должностных лиц, как правило, имеющих отношение к воинскому делу; состав дипломатических миссий и представительств; списки назначений, перемещений и перечень лиц, естественно убывших, а также состав командиров всех основных воинских частей и другие, менее значимые сведения.

Начиная с 30-х годов XIX века «Памятные книжки» иллюстрировались прекрасными гравюрами на стали, а затем, в самом конце XIX века и в начале XX - фототипиями.

Разглядеть в отдельно взятой «Памятной книжке» многозначительный артефакт на фоне других подобных изданий - календарей Сытина и Яблонского, «Месяцесловов» и «Придворных календарей» - задача непростая.

Но взгляд, брошенный на них, в почти полном наборе всех издательских лет, - не только производит неоднозначное впечатление на современного Читателя-Зрителя, обозревающего ретроспективную панораму, но и дает все основания к серьезным размышлениям. Об этих размышлениях - чуть ниже...

Вообще, «Памятные книжки» в том виде, в каком они представлены в настоящем издании, появились в России в конце 20-х годов XIX века (в Европе - примерно на сто лет раньше, где-то в середине века XVIII).

Их было великое разнообразие - региональные (по городам и губерниям), функционально-профессиональные (в зависимости от рода занятий потребителя) и даже этнографические.

Выбранные и почти полностью собранные в нашей коллекции «Памятные книжки» отличаются относительным однообразием тематики, что объясняется тем, что выпускались они одним и тем же ведомством (Военным министерством в Санкт- Петербурге) с 1828 по 1917 год включительно. Естественно, они были предназначены для Двора и его ближайшего окружения, персонала военных, дипломатических и связанных с этими службами учреждений.

Мы собирали нашу коллекцию несколько лет, причем происходило это не только на территории России, но и в дальнем зарубежье (например, в Европе, Южной и Северной Америке), куда их, очевидно, «занесло» в результате бурных событий XIX-XX веков. Ну что ж, теперь эти книжки вернулись на Родину!

Однако все попытки собрать полностью 90 памятных книжек (да еще в «библиофильском» состоянии) так и не увенчались (по состоянию на 1 января 2015 года) окончательным успехом. В собрании отсутствует 10 книжек, которые нам не удалось найти ни в частных, ни в государственных собраниях (последние мы могли бы использовать для воспроизведения изобразительного материала, разумеется, получив на это официальные разрешения). Но не тут-то было! Полного, качественного комплекта мы так и не обнаружили. Может быть, нашим последователям повезет больше...

Однако даже такое собрание позволяет (с нашей точки зрения) издать в серии «Библиохроника» практически полноценный том, дающий достаточное представление о минувшем 90-летии в жизни России. Тем более, что недостающие «лакуны» мы восполнили «Месяцесловами» и «Календарями» (Придворными, Яблонского и Сытина), а также «Альманахами».

Почему мы все же решились на завершение тома «Непредсказуемая память («Памятные книжки [1828-1917 годов]» в проекте «Библиохроника» в рамках общей темы: «Здесь, под небом своим.»?

Причин несколько, вот важнейшие из них:

Во-первых, авторы полагают, что количественно и информационно использованное представительство вполне достаточно (80 собственно «Памятных книжек» из вышедших в свет 90) для получения полноценного впечатления от общей картины прожитого нашими соотечественниками времени, то есть собрание вполне репрезентативно.

Во-вторых, собирая эти «Книжки» в единую коллекцию по городам и весям не только в России, но и в других уголках мира (город Сан-Франциско, Калифорния, например), мы стали отчетливо представлять, сколь мала вероятность встречи с недостающими экземплярами. Временной диапазон в этой проблеме может оказаться решающим...

В-третьих, как обнаружит Читатель, ознакомившийся с очерком, посвященным любой из «Памятных книжек», проект сводится не только и не столько к описанию «библиографического» продукта (со всеми его прелестями и особенностями). Главное, что имели в виду авторы, - это дать возможность Читателю узнать (увидеть, почувствовать), что же именно произошло на самом деле (postfactum, разумеется) в конкретном году, на который была выпущена «Памятная книжка». Известно, что, как правило, «Книжка» издавалась в канун Нового года. В ней по определению отсутствовали всяческие не только прогнозы, но даже отдаленные намеки на предстоящие реальные события, которые, казалось бы, совершенно явно, грозовыми тучами уже нависают над беспечным человеческим сообществом.

Да, действительно, «нам не дано предугадать, как наше слово отзовется» (русская классика, Ф. Тютчев). Но панорамный взгляд на совокупность «Памятных книжек» не оставляет сомнений в общечеловеческой близорукости.

Еще более странным показалось нам почти полное отсутствие на страницах «Памятных книжек» (в их совокупности, разумеется) различного рода «меморий», которые касались бы неприятных, или не очень приятных, в нашей истории событий.

Сюда, прежде всего, относятся обычно отмечаемые даты со дня ухода из жизни многих известных людей прошлого; случавшихся в истории любой страны неудачных сражений или других, не слишком позитивных явлений общественной жизни. Нам представляется, что с точки зрения исторической фактологии это необходимо.

Возможно, так заложено в нашей природе - не вспоминать неприятное. Возможно! Но ведь от исторических фактов, какими бы они ни были, никуда не уйти. И это еще один повод для размышлений...

В нашем проекте структурное описание каждой «Книжки» построено так, что в начале выделяются основные (разумеется, с точки зрения составителей) случившиеся события, затем в календарном порядке сообщается о том, что действительно произошло в текущем году, но о чем уважаемый Читатель мог подзабыть (или вовсе не ведать), а затем приводится описание, в том числе библиографическое, конкретного экземпляра.

«Изюминка» такого подхода состоит именно в том, что в предлагаемой вниманию Читателя «Книжке», как уже отмечалось, нет ни малейших намеков на предстоящие события. И это естественно - Нострадамусов и Ванг на этом свете не так много. Но все-таки повторим: поражает зачастую близорукость издателей «Памятных книжек», как будто они обитали вне конкретной Вселенной. Конечно, задним умом мы все крепки. Но все же, все же.

Надо заметить, что фактографическая часть описаний, изложенная в нашем издании, - результат кропотливого труда и поисков в таких областях, как история науки (в широком смысле слова - открытий, изобретений, законов, принципов и т.п.), история литературы, художественных достижений, войн и, конечно, драматических человеческих коллизий.

Необходимо также отметить, что предтечей «Памятных книжек» следует считать многочисленные и разнообразные «Месяцесловы», начавшие выходить в России во второй половине XVIII века. И уже значительно позже появились «Придворные» и другие красочные календари, в которых издатели пытались обозначить события предстоящего года.

Особо хочу отметить существенную роль своего основного партнера по жизни и проекту - моего сына Сергея, принимавшего самое активное участие во всех стадиях осуществления замысла.

Теперь о главном: неоценимую работу для этого тома выполнили Мария Богданович и Андрей Ваганов, а также Николай Гандрабур и - в качестве оформителя-преемника безвременно ушедшего от нас Эдуарда Козлова - Мария Титушкина. Они все заслуживают особой благодарности.

Что касается низких поклонов, то тут только «успевай кланяться». Дело в том, что и у нас, и за рубежом есть большое количество людей, искренне радующихся проекту.

Среди них значительное число энтузиастов, помогавших комплектовать собрание. Это прежде всего: Мурад Аманназаров, Михаил Волк, Екатерина Гениева, Владимир Енишерлов, Марина Кузьмина, Михаил Левнер, Олег Лукашин, Ирина и Сергей Насоновы, Александр и Анна Рузайкины, Игорь Тарноградский, Оксана Хвоенко, Ксения Цанн-Кай-си, Мария Чапкина, Константин Эрнст. Некоторые из этого списка, к нашему глубочайшему сожалению, покинули нас навсегда - М. Волк, М. Чапкина, О. Лукашин. Привыкнуть к этой мысли очень трудно, если не сказать - невозможно.

Не могу не выразить великую благодарность ближайшему семейному окружению, постоянно обеспечивающему нам крепкий «моральный тыл» при реализации всех наших, порой безумных, проектов. Это Марина Венгерова, Мария Венгерова, Инна Головина, Игорь Венгеров.

А теперь об основной, по численности, позитивной команде, которая на самом деле бесценна своим соучастием и сочувствием проекту и уж как минимум - невмешательством в авторские затеи.

Вот они: Владимир Абельцев, Василий Аксенов, Виталий Алексеев, Анна Белова, Любовь Беломестных, Яков Бердичевский (Берлин), Нина Борисова, Анатолий Боровков, Людмила Бунина, Василий Бычков, Марина Горенкова, Елена Горская, Павел Гусев, Михаил Гусман, Владимир Дашкевич, Виталий Дымарский, Владимир Жильцов (Берлин), Владимир Зинченко, Елена Золотова, Светлана Иванова, Михаил Каменский, Ульви Касимов, Михаил Козаков, Наталья Корень, Юрий Крайзман (Тель-Авив), Алексей Линецкий, Сергей Лищина (Киев), Алексей Лозовой, Марина Лошак, Алексей Лукашин, Альберт Мейер (Берлин), Надежда Михайлова, Светлана Мурашко, Вера Невская, Алексей Невский, Сергей Ниточкин, Галина Новакова, Ольга Постникова, Евгений Потапов (Берлин), Марк Рац (Иерусалим), Светлана Светикова (Берлин), Ольга и Виктор Симаковы, Людмила Скачкова, Дмитрий Слюсарев, Олеся Смирнова, Евгений Суровцев, Ольга Тараканова, Иван Толстой (Прага), Юлия Тугова, Александр Файнштейн (Берлин), Борис Фридман, Павел Хорошилов, Светлана Черносвитова, Леонард Чертков, Владимир Чуйко, Борис Шпигель, Николай Шутов, Тамара Щаренская.

Еще раз - огромная благодарность живущим и светлая память - ушедшим. Все перечисленные в этих списках для нас - абсолютно незаменяемы!

(Читатель! Обрати, будь добр, внимание на суффикс - именно так: не «незаменимы», а «незаменяемы!». И в этом - большая разница!)

P.S. Специально сообщаем об отсутствующих в собрании «Книжках», дабы Читатель не посчитал, что авторы пытаются не оглашать свои пробелы в осуществляемом проекте. Итак, «Памятные книжки», не описанные в настоящем томе: 1829, 1831, 1833, 1834, 1835, 1836, 1874,1893, 1894 и 1907 годы. Они заменены на «Месяцесловы», «Придворные» и просто Календари, а также на Альманахи (на 1831, 1834 и 1836 годы).

P.P.S. И еще одно пояснение. Впервые в этом проекте все без исключения очерки мы предваряем эпиграфами. В литературном понимании эпиграф - обобщенное преддверие смыслового содержания далее идущего текста. В нашем проекте - несколько иной подтекст: даже внимательный читатель не уловит здесь прямой логической связи между эпиграфом и текстом. Но по «злому умыслу» авторов-составителей, в совокупности эти эпиграфы не только дополняют яркими красками (скорее, «подрисовками») картину минувшей за столетие российской жизни, но и могут быть актуальными вне зависимости от времени и места действия...

Здесь использованы цитаты античных риториков и русских классиков (и не только), мысли наших современников, историков, просто замечательных людей, живших и (слава Богу!) ныне живущих среди нас.

Все авторы использованных нами высказываний объединены, возможно сами того не ведая, одной идее - искренним желанием отобразить и обобщить происходящее. А так как среди них преобладали люди мудрые (именно мудрые, а не просто умные, как сказали бы теперь - с высоким IQ), то и мысли их - бесценное наследство, которое мы обязаны сберечь.

P.P.P.S. Теперь немного о грустном. Авторы полагают, что главная - просветительская - задача проекта в основном выполнена. Или, по крайней мере, дает возможность продолжать работу в этом направлении любым другим энтузиастам подобного рода затей.Тематика же для продолжения подобного проекта практически ничем не ограничена.

Единственное, что хотелось бы подсказать будущим создателям (если таковые найдутся): старайтесь сделать уклон повествования в просветительство в событийно-историческом смысле этого слова.

Выпускаемые сегодня многочисленные (иногда очень красивые и объемные) «альбомы-обозрения», на наш взгляд, остаются, при всей их профессиональной полезности, по сути, альбомами-каталогами - не менее, но и не более. А это резко сужает не только аспекты познавательности и занимательности, но и, стало быть, снижает не только практическую, повседневную потребность в этих изданиях. В результате падает общий интерес к подобного рода работам. В лучшем случае они становятся сиюминутными..., как для нынешнего, так и для будущих поколений. Но мнение это, естественно, остается субъективным. Впрочем, как и всякое другое.

Пятнадцать лет позади. Авторский коллектив оказался на редкость дружным, творчески одержимым и, как нам видится изнутри, - вполне продуктивным. Конечно, мы хорошо помним школьное: «никогда не говори никогда», но сегодня наши возможности представляются, скажем так, временно исчерпанными...

До новых встреч, возможно, в других «жанрах».

Дальнейшее - на твой высокий суд, Читатель!

С глубоким уважением, руководитель проекта
Алексей Венгеров

Предыдущая статья Царь Никита и сорок его дочерей (1998 год)
Следующая статья «Памятная книжка» на 1828 год
Печать
258 Оценить статью:
Без рейтинга

Документы для загрузки

Оставить комментарий

Name:
Email:
Комментарий:
Добавить комментарий

Имя:
Email:
Тема:
Сообщение:
x

Поиск

Взгляд на Москву из XIX столетия.

Источник: Библиохроника. Здесь, под небом своим... Непредсказуемая память.

Женская национальная одежда. XVIII век.

Источник: Библиохроника. Здесь, под небом своим... Несменяемая власть.

Парижская мода. XIX век.

Источник: Библиохроника. Здесь, под небом своим... Несменяемая власть.

Анимированные книги ⇩

Первые проекты.

Старая русская книга

Житье-бытье московское

ХХ век. Мы - в обложке

Книга 2
   >> Послесловие к успеху
Послесловие к успеху

В некотором царстве...

Книга первая

Книга вторая

Книга 2

Книга третья

Книга 3.

Здесь, под небом своим...

Выпуск первый

   >> Окна Библиохроники
   >> Реликварий
   >> Открытки в память 1812 года

Выпуск второй

   >> План города Москвы 1796 года

Выпуск третий

Выпуск четвертый

Выпуск пятый

Выпуск шестой

Выпуск седьмой

Спецвыпуск

Между нами...Entre nous...

BIBLIOCHRONICA 1700-1985

BIBLIOCHRONIK 1550-1977

Книга 2

BIBLIOKHRONIKA 1647-1990

Книга 3.

Предварительные итоги

Библиохроника 2004-2017

Книга 3.

ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ

"Видно, что к изданию были привлечены профессионалы, и высокие требования были реализованы."
"Думаю, многим не мешало бы ознакомиться с книгой В. Кондараки, «крымского Карамзина», около 20 лет собиравшего материал о родном полуострове."

ПРОЕКТЫ

Первый проект был выполнен
в 1991 году, г. Нюрнберг, Бавария.

КОНТАКТЫ

Вы всегда можете позвонить или написать нам.

ИДУЩЕМУ ВСЛЕД

Жанр библиохроники облегчает дорогу "идущим вслед" за Книгой прошлых времен. Наглядность и разнообразие изобразительного ряда суущественно дополняются текстами новелл, посвященных той или иной книжной редкости. «Библиохроника» находится на стыке книговедения, истории, филологии и библиографии. Совмещение этих дисциплин — задача сама по себе непростая.

Back To Top