Search
24 февраля 2020 г.

Сюжеты

На этой странице выпуски Библиохроники представлены в виде отдельных статей-сюжетов. Статьи следуют в порядке публикации. Для группировки статей по разделам можно воспользоваться фильтром. На строке каждого раздела указано количество опубликованных сюжетов. Число сюжетов постоянно пополняется. Если вы знаете, что ищите, введите свой запрос в строку поиска.

Вся Библиохроника

Один день Ивана Денисовича (1963 год); Собрание сочинений. Тома третий-четвёртый (1979 год)

Один день Ивана Денисовича (1963 год); Собрание сочинений. Тома третий-четвёртый (1979 год)

Александр Солженицын

«В пять часов утра, как всегда, пробило подъём -молотком об рельс у штабного барака». Эти слова, напечатанные в ноябрьском номере жур­нала «Новый мир» за 1962 год и начинавшие повесть никому тогда не ведомого Александра Солженицына, как вскоре стало очевидно, открыли новый этап в истории русской лите­ратуры. Двадцать лет спустя в радиоинтервью, посвящённом юбилею первой публикации «Одного дня Ивана Денисовича», уже всемирно известный писатель, лауреат Нобелевской пре­мии отвечал на вопросы главы русской службы Би-би-си Барри Холланда о том, как повесть замысливалась и создавалась: «Я в 50-м году, в какой-то долгий лагерный зимний день таскал носилки с напарником и подумал: как описать всю нашу лагерную жизнь? По сути, достаточно описать один всего день в подробностях, в мельчайших подробностях, притом день самого простого работяги, и тут отразится вся наша жизнь. И даже не надо нагнетать каких-то ужасов, не надо, чтоб это был какой-то особен­ный день, а — рядовой, вот тот самый день, из которого складываются годы. Задумал я так, и этот замысел остался у меня в уме, девять лет я к нему не прикасался и только в 1959, через девять лет, сел и написал. Писал я его недолго совсем, всего дней сорок, меньше полутора меся­цев. Это всегда получается так, если пишешь из густой жизни, быт которой ты чрезмерно зна­ешь, и не то что не надо там догадываться до чего-то, что-то пытаться понять, а только отби­ваешься от лишнего материала, только-только чтобы лишнее не лезло, а вот вместить самое необходимое».

Задуманная в Экибастузском особом лагере зимой 1950-1951 года повесть была написана в Рязани, где автор (в прошлом - студент физико-математического факультета Ростов­ского университета, офицер-фронтовик и зэк, отбывший в тюрьмах и лагерях восемь лет по 58-й, «политической», статье) преподавал физику в средней школе. Первоначально она называлась «Щ-854. Один день одного зэка» (сам Солженицын во время пребывания в Экибастузе имел лагерный номер «Щ-232»). По свиде­тельству писателя, «образ Ивана Денисовича сложился из солдата Шухова, воевавшего с авто­ром в советско-германскую войну (но никогда не сидевшего), из общего опыта пленников и личного опыта автора в Особом лагере камен­щиком. Остальные лица - все из лагерной жизни, с их подлинными биографиями». У Ивана Денисовича Шухова таких дней, какой описан в повести, «в его сроке ... было три тысячи шестьсот пятьдесят три. Из-за високосных годов - три дня лишних набавлялось». Самому Солженицыну пришлось провести в неволе две тысячи девятьсот двадцать два дня. За время его заключения високосными были годы 48-й и 52-й...

В истории мировой литературы едва ли встретишь произведение с такой противоре­чивой судьбой. Два года повесть жила в подпо­лье: автор доверял рукопись лишь немногим избранным. В ноябре 1961-го «смягчённый вариант» «Щ-854» был передан в «Новый мир». Главный редактор журнала Александр Трифо­нович Твардовский стал его «крёстным отцом»: это он вызвал Солженицына из Рязани в Москву на переговоры, это он предложил новое назва­ние - «Один день Ивана Денисовича», это он провёл через редколлегию резолюцию «доби­ваться публикации», это он, используя своё влияние, хлопотал в ЦК партии и писал письмо Н. С. Хрущёву. В итоге решение об издании «Ивана Денисовича» принималось на Прези­диуме ЦК КПСС.

На очень короткое время повесть, ещё недавно скрываемая автором по всем законам конспи­рации, оказалась самым покровительствуемым и продвигаемым произведением советской литературы. Помимо публикации в «Новом мире» (тираж 100 000 экземпляров), «Один день Ивана Денисовича» был напечатан «Роман-газетой» (1963. №1; тираж 700 000 экземпляров) и вышел отдельной книжкой в издательстве «Советский писатель» (тираж 100 000 экземпля­ров). Рассказ о двадцати четырёх часах из жизни зэка Шухова распространяли среди участников Пленума ЦК, его сметали с полок книжных магазинов и газетных киосков, на него записы­вались в очередь в библиотеках. Один из чита­телей «Нового мира» прислал в редакцию теле­грамму, в которой назвал повесть «Одним днём, который перевернул мир». Известны слова А. А. Ахматовой, которая сказала, что «Ивана Денисовича» «обязан прочитать и выучить наи­зусть» каждый гражданин Советского Союза.

В Библиохронике представлено первое отдельное издание «Одного дня Ивана Денисо­вича». Открывает его предисловие А. Т. Твар­довского - очень сдержанное и корректное: «Жизненный материал, положенный в основу повести А. Солженицына, несёт в себе отзвук тех болезненных явлений в нашем развитии, связанных с периодом развенчанного и отвер­гнутого партией культа личности, которые по времени хотя и отстоят от нас не так уж далеко, представляются нам далёким прошлым. "Один день Ивана Денисовича" - это не документ в мемуарном смысле, не записки или воспоми­нания о пережитом автором лично, хотя только пережитое лично могло сообщить этому рассказу такую достоверность и под­линность. Это произведение художественное, и в силу именно художнического освещения данного жизненного материала оно является свидетельством особой ценности, документом искусства, возможность которого на этом "специфическом материале" до сих пор пред­ставлялась маловероятной».

Первоначально предполагалось, что «Совет­ский писатель» напечатает 300 000 экземпля­ров повести, однако тираж сократили втрое.

Как стало впоследствии ясно, и уменьшение тиража книги, покровительствуемой лично Хрущёвым, и выведение «Ивана Денисовича» из списка произведений, выдвинутых на Ленинскую премию, являлись предвестни­ками грядущей смены власти в октябре 1964 года.

Несколько лет спустя, в разгар противостоя­ния писателя и государственной машины (описание этой борьбы составит книгу с крас­норечивым названием «Бодался телёнок с дубом»), все издания повести, включая жур­нальное, станут негласно изымать из публич­ных библиотек и уничтожать. Официально это начнут делать за две недели до высылки Солженицына из страны согласно решению Главного управления по охране государствен­ных тайн в печати при Совете Министров СССР от 28 января 1974 года. 14 февраля 1974 года, на следующий день после депортации писателя в ФРГ, вышел специально посвящённый ему приказ Главлита № 10, где были перечислены подлежащие изъятию из библиотек общественного пользования номера журнала «Новый мир» с его произведениями и отдельные издания «Одного дня Ивана Дени­совича». Приказ имел примечание: «Изъятию подлежат также иностранные издания (в том числе газеты и журналы) с произведениями ука­занного автора». Запрет на публикацию произ­ведений А. И. Солженицына был снят запиской Идеологического отдела ЦК КПСС от 31 декабря 1988 года. На протяжении четверти века тексты писателя приходили на его родину лишь благо­даря «сам»- и «тамиздату». В России «Один день Ивана Денисовича» вновь издаётся с 1990 года.


Солженицын Александр Исаевич (1918-2008)

Один день Ивана Денисовича: Повесть. Москва: «Советский писатель», 1963. 144 с. В издательской печатной обложке. 16x13 см. Тираж 100 000 экз. Цена 19 коп. Первое отдельное издание повести.

Собрание сочинений. Том третий: Рассказы. 325, [4] с. Том четвёртый: Раковый корпус. 502, [4] с. Вермонт; Париж: YMCA-PRESS, 1979. Издательский конволют в одном тканевом переплёте. 17х11 см. «Неискажённый» (по определению автора) вариант «Одного дня Ивана Денисовича» вышел в 1973 году в издательстве YMCA-PRESS и неоднократно там переиздавался. Компактные, отпеча­танные на тончайшей бумаге мелким чётким шрифтом издания YMCA-PRESS считались классикой «тамиздата». Именно в YMCA-PRESS увидело свет 18-томное собрание сочинений А. И. Солженицына, вышедшее в трёх вариантах (в том числе в представляемом Библиохроникой малоформатном — для переправки в Россию).

Предыдущая статья Индустрия социализма (1935 год)
Следующая статья В круге первом (1969 год)
Печать
693 Оценить статью:
Без рейтинга

Оставить комментарий

Name:
Email:
Комментарий:
Добавить комментарий

Имя:
Email:
Тема:
Сообщение:
x

Поиск

Взгляд на Москву из XIX столетия.

Источник: Библиохроника. Здесь, под небом своим... Непредсказуемая память.

Женская национальная одежда. XVIII век.

Источник: Библиохроника. Здесь, под небом своим... Несменяемая власть.

Парижская мода. XIX век.

Источник: Библиохроника. Здесь, под небом своим... Несменяемая власть.

Анимированные книги ⇩

Первые проекты.

Старая русская книга

Житье-бытье московское

ХХ век. Мы - в обложке

Книга 2
   >> Послесловие к успеху
Послесловие к успеху

В некотором царстве...

Книга первая

Книга вторая

Книга 2

Книга третья

Книга 3.

Здесь, под небом своим...

Выпуск первый

   >> Окна Библиохроники
   >> Реликварий
   >> Открытки в память 1812 года

Выпуск второй

   >> План города Москвы 1796 года

Выпуск третий

Выпуск четвертый

Выпуск пятый

Выпуск шестой

Выпуск седьмой

Спецвыпуск

Между нами...Entre nous...

BIBLIOCHRONICA 1700-1985

BIBLIOCHRONIK 1550-1977

Книга 2

BIBLIOKHRONIKA 1647-1990

Книга 3.

Предварительные итоги

Библиохроника 2004-2017

Книга 3.

Без 15-ти век...

Нас выбирают времена 1933-1957

Покой нам только снится 1958-1991

Книга 2

ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ

"Видно, что к изданию были привлечены профессионалы, и высокие требования были реализованы."
"Думаю, многим не мешало бы ознакомиться с книгой В. Кондараки, «крымского Карамзина», около 20 лет собиравшего материал о родном полуострове."

ПРОЕКТЫ

Первый проект был выполнен
в 1991 году, г. Нюрнберг, Бавария.

КОНТАКТЫ

Вы всегда можете позвонить или написать нам.

ИДУЩЕМУ ВСЛЕД

Жанр библиохроники облегчает дорогу "идущим вслед" за Книгой прошлых времен. Наглядность и разнообразие изобразительного ряда суущественно дополняются текстами новелл, посвященных той или иной книжной редкости. «Библиохроника» находится на стыке книговедения, истории, филологии и библиографии. Совмещение этих дисциплин — задача сама по себе непростая.

Back To Top