Search
16 сентября 2019 г.

Сюжеты

На этой странице выпуски Библиохроники представлены в виде отдельных статей-сюжетов. Статьи следуют в порядке публикации. Для группировки статей по разделам можно воспользоваться фильтром. На строке каждого раздела указано количество опубликованных сюжетов. Число сюжетов постоянно пополняется. Если вы знаете, что ищите, введите свой запрос в строку поиска.

Вся Библиохроника

Описание в начале 1744 года явившейся кометы (1744 год)

Описание в начале 1744 года явившейся кометы (1744 год)

Готфрид Гейнсиус

 Автор «Описания в начале 1744 года явившейся кометы» - немецкий учёный Готфрид Гейн­сиус, приглашённый в 1736 году в Петербург, в Императорскую Академию наук, для занятий математикой и астрономией. К этому времени Петербургская Академия располагала уже обо­рудованной в здании Кунсткамеры обсерва­торией, во главе которой стоял её создатель -французский астроном и картограф Жозеф Николя Делиль (1688-1768). Именно ему евро­пейские коллеги рекомендовали взять в помощ­ники приват-доцента Лейпцигского универси­тета Готфрида Гейнсиуса. Несмотря на широкое поле деятельности и большие возможности, предоставлявшиеся в России иностранным учё­ным, карьера молодого немецкого астронома сложилась не слишком благополучно. Получив в короткий срок звание и должность сначала экстраординарного, а затем ординарного про­фессора, он в 1743 году поссорился с Делилем и в конце мая 1744 года, когда была удовлетво­рена его просьба об отставке, вернулся в Лейп­циг. Таким образом, наблюдение за кометой, впервые им замеченной 5 января 1744 года, яви­лось, по сути, последним научным занятием Гейнсиуса в качестве действительного члена Императорской Академии наук.

«Учинив» описание кометы вскоре после её исчезновения, Гейнсиус не имел достаточно времени для обстоятельного анализа получен­ных данных, да и задача его была другая - не исключительно научная, а в большей степени популяризаторская. Он откровенно призна­вался, что готовил материалы к публикации, «не смотря излишно на астрологическую стро­гость». К такой поспешности автора могли при­зывать разные обстоятельства. Не последнюю роль здесь, очевидно, играла сама комета. Види­мая в хорошую погоду даже днём, она поражала наблюдателей яркостью, величиной и, самое главное, веерообразным хвостом, раскрывав­шимся над линией горизонта шестью широ­кими лучами. Любуясь этим необыкновенным небесным явлением, современники в то же время не могли не тревожиться: ведь издавна появле­ние комет связывали с грядущими катастро­фами. С этой точки зрения публикация опи­сания кометы, с присовокуплением рассужде­ний о её строении и свойствах, призвана была успокоить возбуждённые умы и перевести тему досужих разговоров о дурных предзнаменова­ниях в область научного познания Вселенной.

Собственно «описание» кометы представляет собой дневниковые записи, которые Гейнсиус делал ежедневно с 5 января, когда он заметил комету «чрез изрядную Григорианскую зри­тельную трубу», до 25 февраля, когда она поки­нула околоземную орбиту и стала невидима. Учёным фиксировались изменения размера, формы и цвета кометы, скорость её движения и траектория. Сначала, как писал Гейнсиус, «комета показалась как звезда второй вели­чины, свет её и видимая величина прибывала. Она после того стала равна звезде первой вели­чины, потом Пёсией звезде и, наконец, Венере, которую она напоследок светом и величиною превзошла, однако не живостию света».

Одна из самых подробных записей отно­сится к 9 февраля, времени достижения кометой наибольшей величины и яркости: «В 6 часов в вечеру смотрели мы на комету сквозь Григорианскую зрительную трубу. Тело, которое сего дни много явственнее нежели вчера показалось, было, как и прежде, овальной фигуры, и свет его был почти таков же ясен, как свет Сатурна сквозь ту же трубу кажется, когда на него в тёмную ночь смо­трят. Комета, напротив того, при светлой заре такова показалась. Светлый пар кометной атмосферы после вчерашнего очень переме­нился и показал себя много великолепнее, нежели когда прежде... Сию атмосферу окру­жал другой пар, который меньше света имел и фигурою был подобен ошейнику, однако так, что восточный конец выше стоял, нежели западный. Сему последовал третий пар, кото­рый имел слабейший свет, нежели второй, и по обеим сторонам наподобие столпов кверху подымался... При нарочито ясном лун­ном сиянии хвост кометы очень явственно видеть можно было. Он простирался в длину на 11 градусов и был внизу, у головы, очень светел, вверху, где он распространялся, имел слабейшее сияние. Он не протягивался больше по прямой линии, но казался крив так, что его выпуклистая сторона обращена была к Северному полюсу».

Следом за дневниковыми записями шли «некоторые рассуждения» о комете 1744 года, включавшие также общие положения о строе­нии и законах движения комет. Кроме того, «на переди» книги было предложено «Сокращён­ное рассуждение о состоянии и свойствах всех комет, переведённое из Шамберовой цикло-педии», то есть выдержки из подготовлен­ного английским лексикографом и издателем Эфраимом Чемберсом двухтомного энцикло­педического словаря, впервые увидевшего свет в Лондоне в 1728 году. Все эти сопутствовавшие основному тексту материалы позволяли использовать «Описание в начале 1744 года явившейся кометы» как учебное пособие по астрономии. Здесь также были помещены схемы и таблицы, наглядно представлявшие звёздный путь кометы, а также рисунки с её изображени­ями, выполненные по заданию Гейнсиуса иску­сным живописцем. Впрочем, самый известный рисунок кометы 1744 года сделал не художник, а швейцарский астроном и физик Жан Филипп Шезо (1718-1751), именем которого шестихво-стая комета и была названа.

Своё сочинение Готфрид Гейнсиус написал на немецком языке, и только потом его пере­вели на русский язык, и хотя имя переводчика в изданиях XVIII века указывалось не всегда, здесь оно значилось - только не в титуле, а в конце книги: «Описание кометы, явившейся в начале 1744 года, с немецкого языка перевёл Императорской Академии Наук адъюнкт Ми-хайло Ломоносов». Вероятно, для Ломоносова эта работа вхо­дила в круг его служебных по­ручений: как член Академии, он должен был заниматься пере­водами трудов иностранных кол­лег, держать редактуру и коррек­туру научных сборников. Вме­сте с тем, именно с перевода сочинения Гейнсиуса началось астрономиче­ское направление деятельности великого рус­ского учёного, получившее наивысшее разви­тие в 1750-е годы.

Мальтийский крест под гербом графского рода Буксгевденов на суперэкслибрисе пред­ставляемого Библиохроникой экземпляра позволяет с большой долей вероятности пред­положить, что книга принадлежала Фёдору Фёдоровичу Буксгевдену (1750-1811). Получив­ший боевое крещение в турецком походе ещё кадетом, Буксгевден отличился при Бендерах и штурме Браилова, был приглашён адъютантом к генерал-фельдцейхмейстеру князю Г. Г. Орлову. В Польской кампании 1793-1794 годов командо­вал дивизией. После взятия Варшавы А. В. Суво­ров назначил его комендантом города и, по сути дела, поручил управление всей Польшей. После восшествия на престол Павла I стал петербург­ским военным губернатором, был возведён в графское достоинство, но в 1798 году уволен от службы и удалился в Германию. Призванный в Россию Александром I, стал председателем учрежденного в 1802 году комитета для урав­нения городских повинностей. С 1809 года -вновь на военной службе с чином генерала от инфантерии, исполнял обя­занности рижского военного губернатора. В 1805 году, нахо­дясь в армии М. И. Кутузова, принимал участие в Аустерлиц-ком сражении. В начале кам­пании 1806-1807 годов коман­довал корпусом, но по откры­тии военных действий был отозван из армии. После Тильзитского мира принял на себя главное начальство над армией и быстро укомплектовал её ратниками ополчения. В швед­скую войну 1808 года являлся главнокомандующим: при нём крепость Свеаборг сдалась рус­ским, а затем и вся Финляндия была очищена от шведских войск. Учитывая, что книга имеет экслибрис библиотеки I Кадет­ского корпуса, можно высказать предположение, что редкое издание по астрономии было пере­дано туда Ф. Ф. Буксгевденом в 1798 году, вскоре после посвящения в рыцари мальтийского ордена, незадолго перед отъездом из России.

Впрочем, этот дар корпусной библиотеке мог быть сделан другим владельцем - быв­шим кадетом Н. А. Всеволожским, чей эксли­брис украшает оборотную сторону свободного листа переднего форзаца.


Гейнсиус [Гейнзиус] Готфрид (Heinsius Gottfried; 1709-1769)

Описание в начале 1744 года явившейся кометы купно с некоторыми учинёнными об ней рассуждениями чрез Готфрида Гейнсиуса, Императорской Академии Наук члена и профессора астрономии, при чём напереди предложено сокращённое рассуждение о состоянии и свойствах всех комет, переведённое из Шамберовой Циклопедии. [Перевод М. В. Ломоносова.] Санкт-Петербург: При Императорской Академии Наук. 1744, [2], 142 с. 4 л. иллюстраций, чертежей. В цельнокожаном переплёте конца XVIII века. На крыш­ках переплёта тиснённый золотом суперэкслибрис с гербом рода Букксгевденов, графской короной и восьмиконечным мальтийским крестом. На корешке золототиснёный орнамент, в верхней части ярлык зелёной кожи с тиснённым золотом заглавием. Форзацы бумаги «павлинье перо». Тройной обрез красного накрапа. 25х19 см. На переднем форзаце экслибрис: «Библиотека I Кадетского Корпуса». На обороте свободного л. переднего форзаца экслибрис Н. А. Всеволожского - герб Всеволожских и надпись «Сельцо Молодое». Тираж 645 экземпляров. Экземпляр в прекрасной сохранности. Исключительная редкость.

Всеволожский Николай Алексеевич - отставной уланский офицер. После выхода в отставку в 1819 году, попытался провести рефор­му в одном из своих имений - селе Николо-Райское (Райское) Пензенской губернии, где построил «каменную деревню», в которой крестьяне отказались жить. История описана Н. С. Лесковым в статье «Загон» (1893).

Библиотека Первого кадетского корпуса существует с момента основания корпуса -1732 года. В ведомости о наличии книг за 1750 год значилось 2578 наименований. В 1909 году библиотека насчитывала 15 тысяч томов. Собиралась особая библиотека из печатных сочинений бывших кадетов. После революции 1917 года библиотека была переведена в Генеральный Штаб, а в дальнейшем разрознена: часть её, главным образом книги на русском языке и некоторые книги на иностранных языках, попала в Государственную библиотеку им. В. И. Ленина (ныне - РГБ), многие ценные издания были отправлены в Военную академию им. М. В. Фрунзе, имеются экземпляры в Библиотеке Академии наук.

Предыдущая статья Подлинное и обстоятельное описание Ледяного Дома (1741 год)
Следующая статья Похождение Телемака, сына Улиссова (1747 год)
Печать
510 Оценить статью:
Без рейтинга

Оставить комментарий

Name:
Email:
Комментарий:
Добавить комментарий

Имя:
Email:
Тема:
Сообщение:
x

Поиск

Взгляд на Москву из XIX столетия.

Источник: Библиохроника. Здесь, под небом своим... Непредсказуемая память.

Женская национальная одежда. XVIII век.

Источник: Библиохроника. Здесь, под небом своим... Несменяемая власть.

Парижская мода. XIX век.

Источник: Библиохроника. Здесь, под небом своим... Несменяемая власть.

Анимированные книги ⇩

Первые проекты.

Старая русская книга

Житье-бытье московское

ХХ век. Мы - в обложке

Книга 2
   >> Послесловие к успеху
Послесловие к успеху

В некотором царстве...

Книга первая

Книга вторая

Книга 2

Книга третья

Книга 3.

Здесь, под небом своим...

Выпуск первый

   >> Окна Библиохроники
   >> Реликварий
   >> Открытки в память 1812 года

Выпуск второй

   >> План города Москвы 1796 года

Выпуск третий

Выпуск четвертый

Выпуск пятый

Выпуск шестой

Выпуск седьмой

Спецвыпуск

Между нами...Entre nous...

BIBLIOCHRONICA 1700-1985

BIBLIOCHRONIK 1550-1977

Книга 2

BIBLIOKHRONIKA 1647-1990

Книга 3.

Предварительные итоги

Библиохроника 2004-2017

Книга 3.

ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ

"Видно, что к изданию были привлечены профессионалы, и высокие требования были реализованы."
"Думаю, многим не мешало бы ознакомиться с книгой В. Кондараки, «крымского Карамзина», около 20 лет собиравшего материал о родном полуострове."

ПРОЕКТЫ

Первый проект был выполнен
в 1991 году, г. Нюрнберг, Бавария.

КОНТАКТЫ

Вы всегда можете позвонить или написать нам.

ИДУЩЕМУ ВСЛЕД

Жанр библиохроники облегчает дорогу "идущим вслед" за Книгой прошлых времен. Наглядность и разнообразие изобразительного ряда суущественно дополняются текстами новелл, посвященных той или иной книжной редкости. «Библиохроника» находится на стыке книговедения, истории, филологии и библиографии. Совмещение этих дисциплин — задача сама по себе непростая.

Back To Top