Search
21 апреля 2021 г.

Books

На этой странице выпуски Библиохроники представлены в виде отдельных статей-сюжетов. Статьи следуют в порядке публикации. Для группировки статей по разделам можно воспользоваться фильтром. На строке каждого раздела указано количество опубликованных сюжетов. Число сюжетов постоянно пополняется. Если вы знаете, что ищите, введите свой запрос в строку поиска.

Вся Библиохроника

Русский вестник (1812 год)

Русский вестник (1812 год)

Журнал «Русский вестник» московский литератор Сергей Николаевич Глинка начал издавать в 1808 году, вскоре после своего возвращения из загра­ничного похода. Тогда, в 1806-1807 годах, он воевал с Наполеоном бригад-майором Смолен­ского ополчения (в Духовщинском уезде Смо­ленской губернии находилось родовое имение Глинок - Сутоки). Чин майора Глинка получил ещё в 1800 году при выходе в отставку из гвар­дии, где он прослужил шесть лет после оконча­ния в 1794 году Сухопутного шляхетного кадет­ского корпуса. С изданием «Русского вестника» для Глинки, поэта, переводчика и драматурга, открылось новое поприще - общественное.

Название журнала, возникшее из оппозиции к «Вестнику Европы», редактировавшемуся сна­чала Н. М. Карамзиным, а затем М. Т. Каченовским, не оставляло сомнений в подчёркнуто патриотической направленности нового изда­ния и по-разному оценивалось современни­ками. К. Н. Батюшков в письме к Н. И. Гнедичу от 1 ноября 1809 года, рассуждая об истинном и мнимом патриотизме, замечал: «Глинка назы­вает "Вестник" свой русским, как будто пишет в Китае для миссионеров или пекинского архи­мандрита». Та же нота недоверия к слишком аффектированной любви издателя ко всему оте­чественному звучала и в записной книжке Батюшкова 1810-1811 годов: «Его журнал можно назвать политическим. Он же сам похож на про­поведника крестового похода: тот же девиз и у него, что у Пустынника Петра: Бог, Вера, Оте­чество». Репутацию Глинки - глашатая русской старины, который в обычной жизни не отказы­вался ни от французских соусов, ни от шампан­ского, ни от бостона, - создавали сатирические стихи и эпиграммы разных авторов, такие как «Видение на брегах Леты» Батюшкова и «Дом сумасшедших» А. Ф. Воейкова, распространяв­шиеся в многочисленных рукописных списках. Правда, если верить «Запискам» Глинки, тот же Батюшков, встретившись с ним в 1812 году в Нижнем Новгороде, очень извинялся за преж­ние свои подшучивания над «Русским вестни­ком», сказав при этом: «Обстоятельства оправ­дали Вас и Ваше издание».

Глинку трудно было заподозрить в притвор­стве и сознательной политической конъюн­ктуре. Весь его облик опровергал подобные предположения. Высокого роста, неуклюжий, «торопливого нрава», со «странностями в приё­мах», он внешне производил впечатление неле­пого чудака и оригинала. Вместе с тем современ­ники, близко его знавшие, как С. Т. Аксаков, братья Н.А. и К. А. Полевые, находили в нём «самого доброго, прямого, открытого и правдивого чело­века», который не боялся ничего в мире и не обра­щал особого внимания на насмешки и остроты в свой адрес. В «Литературных и театральных воспоминаниях» С. Т. Аксакова столь же правди­вой представала и общественная позиция Глинки: «Русское направление было для него главным делом в жизни: проповедовать его он считал своим гражданским долгом, ибо такое пропове­дование он находил полезным для государства, которого он был гражданином». Но, к сожалению, как писал в числе других современников тот же Аксаков, Глинка сам делал из своих строк, пол­ных внутреннего чувства, бесчисленные казён­ные стереотипы, «начинавшие уже опошливаться и надоедать людям разборчивым».

Первые два года существования «Русского вестника» оказались вполне благополучными. В журнале сотрудничали Г. Р. Державин, И. И. Дмитриев, Н. А. Радищев (сын А. Н. Ради­щева), П. И. Шаликов, А. Ф. Мерзляков, А. Ф. Воей­ков,  В. В.  Измайлов,  брат  издателя  поэт Ф. Н. Глинка. «Русский вестник» пользовался успехом, особенно в провинции, где только под­писчиков насчитывалось свыше четырёхсот. Однако вскоре Глинка растерял почти всех участников своего журнала, и ежемесячные книжки «Русского вестника» стали заполняться преимущественно сочинениями самого изда­теля. Таким положение «Русского вестника» оставалось вплоть до Отечественной войны.

В 1812 году вышло девять номеров журнала. Среди публикаций зимних и весенних книжек «Русского вестника» - переложения псалмов и переводы Н. М. Шатрова, басня С. Т. Аксакова «Три канарейки», оды А. А. Писарева, несколько стихотворений П. И. Шаликова, А. Ф. Воейкова и анонимных поэтов «из Петербурга», «из Калуги», «из Рязани». Главным автором, как обычно, выступал сам Глинка. Тогда им были напечатаны повесть «Старый друг лучше новых двух», поэтические опыты, многочисленные историко-патриотические эссе о героях Смут­ного времени, о дворе царя Алексея Михайло­вича, об А. В. Суворове, выписки из разных книг с обширными комментариями и рассуждени­ями. Несколько номеров заполнял объёмный труд издателя под названием «Опыт о народном нравоучении».

В мартовском и апрельском номерах были опубликованы стихи Глинки, посвященные про­щанию с гвардейскими полками, направлявши­мися из Санкт-Петербурга к западным границам империи. Для читателей это служило ещё одним, помимо газетных сообщений, предвестием военной грозы. Начиная же с июльского номера, «Русский вестник» наполняли манифесты, воз­звания, поэтические отклики на те или иные действия правительства, примеры «усердия» дворян и купечества к воинам, описания подви­гов крестьян, так или иначе оказывавших сопро­тивление врагу. Например: «На сих днях один из наших раненых героев покупал в рядах шляпу и шпагу. Выбрав, хотел расплатиться. Купцы никак не принимали денег. Герой наш сказал, что оста­вит покупку. Русские купцы отвечали: "Исхо­дишь все ряды, всё то же будет. Никто не возьмёт с тебя денег. Ты проливал кровь за великого государя и за веру русскую"». Значительное место в журнале занимали «разные известия», включавшие объявления о сборе пожертвова­ний для вдов и сирот.

Любитель французского языка и знаток фран­цузской литературы, Глинка всегда выступал непримиримым врагом подражания всему французскому. В 1812 году эта тема, естественно, приобрела особую остроту. В августовской книжке «Русского вестника» издатель поместил свою статью «О московских вывесках»: «Мы в войне с французами, и, несмотря на то, про­ходя некоторые московские улицы, оборачива­ясь во все стороны, невольно подумаешь, что живёшь в Париже, а не в Москве! Вот что произ­водят чудные, бесполезные и смешные фран­цузские вывески в древней столице русского царства». Приведя примеры забавных и неле­пых, по его мнению, вывесок кондитерских, бакалейных лавок, магазинов модной одежды, автор статьи увидел в них карикатурное прояв­ление всеобщей галломании - «нашего образа мыслей», «нашей жизни» и «нашего воспитания». В мемуарах К. А. Полевого сохранился любопыт­ный анекдот о встрече в Москве в 1812 году Глинки и Н. М. Карамзина, его литературного противника, который в его глазах олицетворял проводника идей и защитника французской культуры. «Накануне или в самый день прибли­жения французов к Москве Карамзин выезжал из неё в одну из городских застав. Там неожи­данно он увидел С. Н. Глинку, который подле заставы на груде брёвен сидел окружённый небольшою толпою, разрезывал и ел арбуз, быв­ший у него в руках, и ораторствовал, обращаясь к окружавшим его. Завидев Карамзина, он встал на брёвнах и, держа в одной руке арбуз, в другой нож, закричал ему: "Куда же это вы удаляетесь? Ведь вот они приближаются, друзья-то ваши! Или, наконец, вы сознаетесь, что они людоеды, и бежите от своих возлюбленных! Ну, с Богом! Добрый путь вам!" Карамзин прижался в уголок своей коляски и, раскланявшись с Глинкою, спешил удалиться, боясь, что он сделает с ним какую-нибудь историю».

В анекдоте, рассказанном Полевым, приведена характерная деталь: Глинку, сидевшего на брёвнах, окружала «небольшая толпа». Он, действительно, любил и умел ораторствовать перед московскими обывателями, которые его понимали и ему верили. М. А. Дмитриев в «Воспоминаниях моей жизни» писал о том, что в 1812 году перед приездом в Москву императора Александра I Глинка уговорил москвичей идти навстречу государю, и за ним «пошло по большой дороге тысяч до семи народа». Правда, эта встреча не состоялась, так как государь остался ночевать на последней станции и прибыл в Москву не 11 июля, как ожидалось, а утром следующего
дня.

11 июля 1812 года Глинка первым записался в московское ополчение, но не покидал Москвы буквально до самого вступления в неё французов. 15 июля в зале Дворянского собрания он спонтанно, что называется с места, произнёс речь, в которой предрёк сдачу и сожжение древней столицы. После этого ошеломившего многих выступления оратор-пророк вернулся домой (он жил тогда в Тишинском переулке возле Дорогомиловского моста) и стал ждать ареста. Но всё устроилось совершенно иначе. 18 июля он получил орден Святого Владимира IV степени «за любовь к Отечеству, доказанную сочинениями и деяниями» и 300 000 рублей  «экстраординарной суммы» на общественные нужды. По распоряжению императора генерал-губернатором Ф. В. Ростопчиным на него была возложена особая миссия: посещая людные места, «успокаивать умы», «оживлять души добрых граждан», «внушать им меры осторож­ности». Какое-то время Глинка мог воздейство­вать на «мнение народное» через свой журнал, но с приближением к Москве Наполеона изда­ние «Русского вестника» приостановилось. Уже почти в виду неприятельских войск Глинка вме­сте с братьями покинул Москву, чтобы догнать своё семейство, выехавшее чуть раньше, и вер­нулся назад к началу 1813 года после долгих недель скитаний по российским губерниям.

В Библиохронике представлены девять номе­ров «Русского вестника» за 1812 год (с января по сентябрь, т. е. до сдачи Москвы), переплетённых в три книги. Судя по экслибрисам, штемпелям и пометам, они некогда находились в библио­теке графа А. А. Аракчеева, видимо, в той её части, которая размещалась в имении Грузино под Новгородом. После смерти Аракчеева в апреле 1834 года его библиотеку перевезли в Санкт-Петербург. Частично она оказалась расхищена и продана на рынках, а оставшиеся книги перешли Новгородскому кадетскому корпусу, основанному графом за месяц до кончины. В 1866 году Кадетский графа Аракчеева корпус был переведён в Нижний Новгород, и именно к этому периоду относится основная часть помет на описываемых экземплярах. В библио­теке всесильного временщика «Русский вест­ник» оказался не случайно: современники назы­вали Аракчеева в числе покровителей Глинки и его журнала. Впрочем, в своих «Записках» Глинка утверждал, что Аракчеев не делал ему никакого добра, но в то же время не был для него «ни страшен, ни грозен».

После войны 1812 года Глинка возобновил «Русский вестник» и выпускал его ещё более десяти лет. Свои произведения, которые впер­вые увидели свет на страницах журнала, он переиздавал отдельными книгами. Так, из рас­сказов о российских героях древней и новой истории им составлялись многочисленные сборники исторических анекдотов, иллюстри­ровавшиеся гравюрами, которые в своё время были заказаны для «Русского вестника». Один из таких сборников представлен в настоящем выпуске Библиохроники.

 


Русский вестник на 1812-й год, издаваемый Сергеем Глинкою. Часть семнадцатая. Москва: В Университетской типографии, [1812]. (№№ 1-3: Январь-март.) № 1: 1 л. фронтиспис (гравированная аллегорическая картинка «Старинные обеты русских воинов»), 108 с. № 2: 1 л. фронтиспис (гравированный А.Осиповым портрет А. В. Суворова), 104 с. № 3: 1 л. фронтиспис (гравированный А. Осиповым портрет М. И. Платова), 118 с.

Русский вестник на 1812-й год, издаваемый Сергеем Глинкою. Часть восемнадцатая. Москва: В Университетской типографии, [1812]. (№№ 4-6. Апрель-июнь.) № 4: 1 л. фронтиспис (гравированный портрет «Хабар-Симский Иван Васильевич»), 104 с. № 5: 1 л. шмуц­титул, 1 л. титульный, 1 л. фронтиспис (гравированный портрет Ивана Сусанина), 127 с. № 6: 1 л. шмуцтитул, 1 л. титульный, 1 л. фронтиспис (гравированный портрет Козьмы Минина), 126 с.

Русский вестник на 1812-й год, издаваемый Сергеем Глинкою. Часть девятнадцатая. Москва: В Университетской типографии, [1812]. №№ 7-9. (Июль-сентябрь.) № 7: 1 л. фронтиспис (гравированный А. Осиповым портрет «Флота капитан Рикорд»), 93 с. № 8: 1 л. фронтиспис (гравированный портрет «Наставник Петра Великого Никита Моисеевич Зотов»), 83 с. № 9: 1 л. фронтиспис (гравиро­ванный портрет «Царица Наталия Кирилловна»), 143 с.

Комплект из трёх конволютов в трёх цельнокожаных переплётах первой четверти XIX века. На крышках золототиснёные орнамен­тальные рамки. На корешке тиснённый золотом орнамент и ярлыки зелёной кожи с тиснёнными золотом заглавием и номерами частей. Форзацы «мраморной» бумаги. Тройные жёлтые обрезы. 17х10,5 см. На передних форзацах экслибрисы библиотеки графа А. А. Аракчеева. Поверх них наклеены экслибрисы: «Библиотека Нижегор. <одского> Гр <афа> Аракчеева К.<адетского> К.<орпуса>». На титульных л. штемпели библиотеки Нижегородского графа Аракчеева кадетского корпуса. На оборотах свободных л. передних форзацев библиотечные шифры «орешковыми» чернилами.

Аракчеев Алексей Андреевич (1769-1834) - государственный и военный деятель, генерал от артиллерии (1807), граф (1799). В 1796-1798 - комендант Петербурга. В 1799 и с 1803 - инспектор артиллерии. В 1808-1810 - военный министр. С 1810 - председа­тель Департамента военных дел Государственного совета. С 1815 сосредоточил в своих руках руководство Государственным советом, комитетом министров, Собственной Его Императорского Величества канцелярией, был единственным докладчиком императору Александру I по большинству ведомств. С 1817 - главный начальник военных поселений. После воцарения императора Николая I был отстранён от дел и жил вне Петербурга. Его библиотека, по различным источникам, насчитывала от 10 до 15 тысяч томов. Частично расхищенная после смерти владельца, была передана в Новгородский кадетский корпус. На экслибрисе Аракчеева изображён его герб с девизом: «Без лести предан».

Нижегородский графа Аракчеева кадетский корпус - первый среди губернских кадетских корпусов, созданных по воле Николая I. Основан в 1834 как Новгородский кадетский корпус. В 1866 переведен в Нижний Новгород и преобразован в военную гимназию. В 1882, вследствие реформы Александра III, переименован в Нижегородский графа Аракчеева кадетский корпус. Расформирован в 1918. В здании корпуса разместилась школа красных командиров. Значительная часть библиотеки была расхищена.

Предыдущая статья Статистическое описание Московской губернии 1811 года (1812 год)
Следующая статья Историческое сказание о выезде, военных подвигах и родословии благородных дворян Лёвшиных (1812 год)
Печать
2472 Оценить статью:
3.0

Оставить комментарий

This form collects your name, email, IP address and content so that we can keep track of the comments placed on the website. For more info check our Privacy Policy and Terms Of Use where you will get more info on where, how and why we store your data.
Добавить комментарий

Поиск

Парижская мода. XIX век.

Источник: Библиохроника. Здесь, под небом своим... Несменяемая власть.

Женская национальная одежда. XVIII век.

Источник: Библиохроника. Здесь, под небом своим... Несменяемая власть.

Взгляд на Москву из XIX столетия.

Источник: Библиохроника. Здесь, под небом своим... Непредсказуемая память.

Книги в поиске

Look4Book

 

Люди ищут эти книги. Они готовы заплатить хорошие деньги. Если в Вашей коллекции есть что-то из списка внизу или из списка, опубликованного на сайте Look4Book, и вы не прочь с этим расстаться, нажмите на ссылку внизу.

powered by Surfing Waves

Интерактивные книги ⇩

Первые проекты.

Старая русская книга

Житье-бытье московское

ХХ век. Мы - в обложке

Книга 2
   >> Послесловие к успеху
Послесловие к успеху

В некотором царстве...

Книга первая

Книга вторая

Книга 2

Книга третья

Книга 3.

Здесь, под небом своим...

Выпуск первый

   >> Окна Библиохроники
   >> Реликварий
   >> Открытки в память 1812 года

Выпуск второй

   >> План города Москвы 1796 года

Выпуск третий

Выпуск четвертый

Выпуск пятый

Выпуск шестой

Выпуск седьмой

Спецвыпуск

Между нами...Entre nous...

BIBLIOCHRONICA 1700-1985

BIBLIOCHRONIK 1550-1977

Книга 2

BIBLIOKHRONIKA 1647-1990

Книга 3.

Предварительные итоги

Библиохроника 2004-2017

Книга 3.

Без 15-ти век...

Нас выбирают времена 1933-1957

Покой нам только снится 1958-1991

Книга 2

Жизнь - замечательная штука!
1992-2020 гг.

Фотоприложение - лица эпохи

Фотоприложение

Они решали судьбу СССР

Книга 17

Будущее - в памяти

Библиохроника военного времени

СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ

"Роскошные тяжёлые тома «Библиохроники» были с благодарностью приняты библиотеками лучших отечественных и западных университетов, в том числе Библиотекой президента России.

Письменные эти благодарности были единственным его утешением, ибо ни разу и ни от кого он ни копейки на эти шедевры не получил, да и не просил."


 

ВЕНГЕРОВ А.А.

1933 - 2020

В прошлой жизни — замечательный учёный, профессор, доктор наук, ракетчик... Он ушёл из жизни, сидя за письменным столом. Смерть застала Алексея Венгерова не на одре, а на рабочем месте.

ЭПИТАФИЯ

  Теперь ты там, где нет обид.
  Нет подхалимов и пройдох.
  Там где не важен внешний вид,
  Ведь видит суть Единый Бог...
  Теперь и ты всё видишь сам.
  И знаешь правду обо всех.
  И путь твой к новым небесам
  Теперь не ведает помех!

Сергей АНТИПОВ,
Москва

КОНТАКТЫ

Вы всегда можете позвонить или написать нам.

 

Back To Top