Search
26 февраля 2018 г.

Сюжеты

На этой странице выпуски Библиохроники представлены в виде отдельных статей-сюжетов. Статьи следуют в порядке публикации. Для группировки статей по разделам можно воспользоваться фильтром. На строке каждого раздела указано количество опубликованных сюжетов. Число сюжетов постоянно пополняется. Если вы знаете, что ищите, введите свой запрос в строку поиска.

Вся Библиохроника

Универсальное описание Крыма (1875 год)

Универсальное описание Крыма (1875 год)

Владимир Кондараки

«Прежде нежели мы познакомим читателя нашего с общими более или менее выдающи­мися сторонами Таврического полуострова... - именно так начинает своё многотомное пове­ствование о Крыме историк, исследователь родного края Василий Христофорович Конда­раки, - нам приходится представить те сведе­ния, которые бывают крайне необходимы... и полезны для всех, случайно очутившихся в этой стране».

Уроженец Симферополя, Кондараки в течение 20 лет собирал свои материалы о полуострове, распределяя их по частям: исторической, архео­логической, геологической, этнографической и климатической. Они-то и послужили основой для написания капитального труда по Крыму. В «Универсальном описании Крыма» большин­ство из «предлагаемых сведений совершенно неизвестны публике, а некоторые навсегда утра­чены даже и из Крыма... Приведённые же ле­генды весьма вероятно пригодятся для предва­рительного соображения о тех народах, кото­рые населяли эту страну и об исторической судьбе которых мы будем говорить также под­робно, как и о других предметах, относящихся до классической почвы Тавриды».

Московское государство всегда стремилось к Черному морю. К концу XV века Османская империя уже прочно обосновалась в Крыму. Здесь шёл полным ходом процесс «отуречива­ния»: насаждался турецкий язык, турецкий стиль в архитектуре. В Крыму имели хождение турецкие деньги. За всем этим наблюдал и, естественно, осознавал опасность такого соседства московский царь Иван Грозный. В 1559 году он впервые «направил промышлять под Крымом» отряд из восьми тысяч человек. Захватив в устье Днепра два турецких судна, воины высадились в Крыму и опустошили там несколько селений.

Потом на некоторое время отношения между «северными соседями» и ханством наладились. Действительно, в 1648-1653 годах существовал даже союз между крымским ханом и Богданом Хмельницким для совместной борьбы против Польши. Однако в решающий момент хан изме­нил своим обязательствам. Тогда в 1672 году Польша подписала договор с Россией о союзе против Турции и объявила войну Османской империи. Польша и Россия потерпели пораже­ние, и, согласно Бахчисарайскому договору лишившись части своих южных земель, Россия ещё должна была платить дань крымскому хану.

В 1686 году на полуостров совершило прак­тически безрезультатный поход многотысяч­ное войско под командованием Василия Голи­цына, «царственныя болыиия печати и государ­ственных великих посольских дел сберегателя, ближнего боярина и наместника новгород­ского». Царевна Софья в Москве, в свою очередь, фактически без Василия Голицына не прини­мала ни одного государственного решения. Войско Голицына вместе с несколькими тыся­чами казаков гетмана Самойловича из-за степ­ных пожаров (а степи подожгли татары) и недо­статка продовольствия было вынуждено повер­нуть назад.

Придя к власти, Пётр Великий продолжил борьбу с Османской империей и Крымским ханством. Уступив в 1699 году Петру I Азов, Оттоманская Порта всё же надеялась запереть русский флот в Азовском море. И они этого добились, подписав в 1700 году Константино­польский трактат, согласно которому Россия могла проводить свои суда лишь от Азова до Керчи. Там они были вынуждены разгружаться, а товары переносить на турецкие суда.

Но и этого Порте было мало, и в 1710 году, когда Россия воевала со Швецией, Османская империя объявила войну России. Несмотря на помощь со стороны Молдавии и Валахии, Рос­сия потерпела поражение в войне против Тур­ции и лишилась всего того, что она получила по Константинопольскому трактату десять лет назад. Южная граница нашей страны вновь оказалась в опасности. А там ещё крымские татары регулярно совершали набеги на рос­сийские земли, вынуждая Россию укреплять свои южные рубежи.

С приходом к власти Екатерины II произо­шло новое обострение русско-турецких отно­шений, завершившееся тем, что 25 сентября 1768 года Турция объявила войну России. Как всегда бывает, поводом к этой войне послужил незначительный пограничный инцидент. Состоявшие на российской службе казаки, преследуя польский отряд повстанцев, вошли в город Балта, находящийся на территории Османской империи. Султан Мустафа III обви­нил казаков в резне жителей города, что, есте­ственно, было отвергнуто российской сторо­ной, и объявил войну Российской империи. Однако истинные причины состояли в другом. Россия всё решительнее стремилась получить выход к южным морям. Турция не менее Реши­тельно противилась этому. 18 ноября 1768 года был подписан императорский манифест «О нача­тии войны с Оттоманскою Портою».

Две российских эскадры под общим коман­дованием графа Алексея Орлова, шедшие из Балтийского моря в Средиземное, обнаружили турецкий флот на западном побережье Тур­ции, в Чесменской бухте. И в начале июля 1770 года они дали бой турецкой эскадре. После Чесменского сражения русскому флоту уда­лось установить блокаду Дарданелл.

Но несмотря на блестящую победу, эта экс­педиция не принесла ожидаемых результа­тов - православные греки, жившие в Малой Азии, не поддержали русских. Граф Алексей Орлов возмущался по этому поводу: «Здешние народы льстивы, обманчивы, непостоянны, дерзки и трусливы, лакомы к деньгам и к до­быче. Легковерие и ветреность, трепет от имени турок суть не из последних также ка­честв наших единоверцев. Рабство и узы прав­ления турецкого, на них наложенные, а также и грубое невежество обладают ими».

В этом же году русские войска под командова­нием графа Румянцева одержали знаменитые победы при Ларге и Кагуле. Год спустя был захвачен весь Крым, а вступивший на ханский престол Селим-Гирей вместе с турецкими вой­сками бежал в Порту Оттоманскую. Ещё через год, в 1772 году, русские заключили мирный договор с татарами, согласно которому часть из них признавала свою независимость от Тур­ции. Именно тогда был сделан первый важный шаг на пути присоединения Крыма к России.

Когда же русские войска вошли в Крым, сооб­щает В.Х. Кондараки, «султан снарядил на южный берег целую морскую экспедицию для высадки десанта. Турки напали на греческие села, расположенные между Алуштой и Ялтой. В окрестностях Гурзуфа было убито около полутора тысяч греков. А в Ялте зверствовала жена последнего представителя султанской власти в Крыму Ходжава и её сын, прозванный за жестокость Дели-балта (по-татарски «беше­ный топор»)... В один из воскресных дней, когда турки вошли в Ялту, по совету Ходжавы был взорван крупнейший христианский храм, в котором в это время совершали богослуже­ние около 500 человек. Чудом спаслась лишь одна женщина».

Наконец, русско-турецкая война закончи­лась, и в маленькой болгарской деревушке Кючук-Кайнарджи 10 июля 1774 года между Россией и Османской империей был подписан мирный договор, который обещал «вечное примирение и покой». Один из пунктов этого договора предусматривал: «Все ’военнопленники и невольники мужеского или женского рода, какого бы достоинства или степени ни нашлись в обеих империях, по размене рати­фикаций сего трактата беспосредственно и без всякого претекста взаимно должны быть освобождены, возвращены и препоручены без всякого выкупа или платежа, так как и все про­чие в неволю попавшиеся христиане, все без малейшего изъятия, равномерно ж без выкупа или платежа должны быть освобождены». Это непосредственно касалось и Крыма, который, за исключением Керчи и Еникале, оставался «на века вечные» под властью крымского хана. Но самый главный момент этого договора состоял в том, что Крымское ханство станови­лось независимым от Турции.

В 1775 году императрицей Екатериной была открыта программа заселения Крыма. Тогда этнических греков, участвовавших в войне с Турцией, поселили сначала в Керчи, а потом в Балаклаве, назвав Албанским воинством. А. Суворов по этому поводу очень беспокоился: «Бога ради, осемяните албанцев, или они вымрут, как древняя Мекленбургская армия». Но эти бес­покойства были напрасными - эллины, по сло­вам В. Кондараки, «начали бесцеремонно похи­щать у татар и караимов дочерей и, женившись на них, упрочнили своё племя». Это, впрочем, никак не мешало им исправно служить Россий­ской империи, усмиряя татар и караимов.

Возглавил Крымское ханство Шагин-Гирей. А так как он взошёл на престол при содействии русских, то и политику проводил во многом угодную русскому двору Этим самым Шагин-Гирей вызвал недовольство крымских татар, переросшее в восстание.

В 1777 году начался бунт против Шагин-Гирея, который проводил реформы по европеи­зации и модернизации Крыма. Этим немед­ленно воспользовалась Османская империя, которая давно мечтала вернуть Крым под свою власть. Шагин-Гирей был объявлен неверным: «спит на кровати, сидит на стульях и не молится, как подобает мусульманину». В Стам­буле крымским ханом вновь был назначен Селим-Гирей, что привело к гражданской войне между сторонниками двух ханов. Есте­ственно, в охваченный беспорядками Крым вошли и русские войска. Турции пришлось признать независимость Крымского ханства и Шагин-Гирея, считавшего себя, по словам Г. Потемкина, крымским Петром Великим.

Но мятежи в Крыму продолжались. В фев­рале 1783 года Екатерина II вызвала к себе в С.-Петербург Шагин-Гирея. Хана едва ли не силой заставили совершить это путешествие. В столице он вынужден был отречься от крым­ского престола. Граф Г.А. Потемкин предло­жил хану за вознаграждение в двести тысяч рублей остаться в России. Но тот решил вер­нуться в Крым. По пути, в Воронеже, хана задержали, и в этом городе под надзором поли­ции он прожил четыре года. Лишь в 1787 году Шагин-Гирею удалось покинуть Воронеж и уехать в Италию. Однако он был схвачен в Турции и по приказу султана казнен. По дру­гим сведениям, Шагин-Гирей жил в Турции и умер своей смертью.

8 апреля 1783 года Екатерина II опубликовала манифест о «присоединении Крымского полу­острова, острова Тамани с всея Кубанской сто­роны к России». Манифест был подготовлен фаворитом императрицы графом Потёмки­ным, получившим титул светлейшего князя Таврического. Кстати, именно Потёмкин и был одним из инициаторов независимости Крыма. Осуществив присоединение, Потёмкин немед­ленно приступил к административно-хозяй­ственной деятельности на полуострове. Он поделил Таврическую область на семь уездов, объявив жителям, что все татарские князья и мурзы получают права и льготы русского дво­рянства, разрешил сформировать «Таврическое национальное войско», которое затем успешно участвовало в войне с Османской империей.

В 1787 состоялось торжественное путеше­ствие Екатерины II в Новороссию и Крым. Путь пролегал «...через Смоленск, Новгород-Север­ский, Чернигов, в Киев, оттуда, по вскрытии вод, на судах по Днепру до Нового Кайдака, где назначено быть губернскому городу Екатеринославлю, от сего же места сухим путем в Хер­сон, область Таврическую, и возвратно через Черкасск, Бахмут, Изюм, Харьков, Курск, Орёл, Тулун Москву». Плывя на галере «Днепр», импе­ратрица наблюдала процветающий край. Перед днепровскими порогами блестящий кортеж пересел в кареты, и вся свита двину­лась в глубь таврических степей. Небольшие поселения и даже отдельные дома в этих местах были украшены специально выписан­ными для этого художниками из Петербурга. Завистники утверждали, что всё это лишь декорации, заказанные Потёмкиным для демонстрации успехов своей деятельности по освоению новых земель. Тогда-то и появилось выражение «потёмкинские деревни».

Крымская война 1853-1856 годов, а потом начавшаяся в 1877 году русско-турецкая война негативно сказались на экономике Крыма. «Мы все очутились в таком безденежье на фоне дороговизны, - писал В. Кондараки в Петер­бург Н.Н. Вакуловскому, - что боимся голод­ной смерти. Я, как обладающий двенадцатью особами, составляющими мою семью, имею основание более других скорбеть об этом».

Живя после своей отставки на небольшие доходы с имения, 33-летний В.Х. Кондараки полностью посвятил всё своё время краеведче­ской работе. Ещё в 1867 году в Николаеве вышла его первая книга «Подробное описание Южного берега Крыма». В том же году он опу­бликовал в «Николаевском вестнике» первый цикл «Очерков Крыма». Вскоре в Петербурге вышли 4 тома (в 17 частях) «Универсального описания Крыма». Эта работа не осталась неза­меченной. Так, критик Н. Н. Вакуловский отме­чал всеобъемлющий характер описания Крым­ского полуострова, его истории, этнографии, экономики.

К столетию присоединения Крыма к России В. Кондараки решил подготовить и издать новое, расширенное и дополненное, сочине­ние о родном крае. Он обратился к царю с просьбой о денежном пособии для такого грандиозного исследования. В августе 1882 года Кондараки получает долгожданный ответ: «Го­сударь император о пожаловании Вам денеж­ного пособия на издание в полном составе на­чатого Вами по воле императора Александра II сочинения «Универсального описания Крыма» Высочайше повелевать изволит: выделить Вам на этот предмет десять тысяч рублей из суммы Кабинета Его Императорского Величества».

Вдохновленный этим известием, Кондараки стал денно и нощно трудиться над новой кни­гой, одновременно не прекращая публиковать небольшие заметки. В 1882 году в одесском журнале «Юг» появился его исторический очерк «Генуэзцы в Крыму». К концу года В.Х. Кондараки завершил свою колоссальную работу. И в 1883 году в Москве вышли из печати 10 томов «В память столетия Крыма». Возник­ший интерес к истории полуострова позволил московским издателям в том же году выпу­стить отдельными книгами этнографические работы «крымского Карамзина»: «Греческие сказки», «Легенды Крыма», «Крымскотатарские сказки», которые были главами из многотом­ного издания. В общей сложности Кондараки при жизни издал более 20 книг, свыше 70 ста­тей, два романа и одну пьесу.

В его исследованиях родного края можно найти описания одежды различных народов, населявших Крым, и их кулинарные рецепты, узнать о зарытых кладах крымских ханов, воспользоваться самоучителем турко-татарского и новогреческого языков, а можно встретить и совсем уж фантасмагорические истории.

Например, одно невероятное событие, упо­минаемое В.Х. Кондараки в «Универсальном описании Крыма», имело любопытное продол­жение в XX веке: в 1828 году евпаторийский исправник подал донесение, в котором писал «о появлении в уезде огромной с заячьей голо­вой и подобием гривы змеи, нападавшей на овец и высасывающей у них кровь. Две змеи были убиты местными татарами, считавшими что змеи приплыли из жарких стран».

Мария Степановна Волошина, супруга из­вестного поэта, вспоминала, что «в 1921 году в местной феодосийской газете была напеча­тана заметка, в которой говорилось, что в рай­оне горы Карадаг появился «огромный гад» и на поимку его была отправлена рота красно­армейцев». Чем это всё закончилось - газеты не сообщали. Максимилиан Волошин отправил со своими комментариями вырезку о «гаде» Михаилу Булгакову, и она легла в основу пове­сти «Роковые яйца».

В конце 1883 года Василий Христофорович стал сотрудником Русского Географического общества и был награждён серебряной меда­лью «За науку и искусство». Надо сказать, что неутомимый Кондараки всегда находил время и для активной общественной деятельности. В 60-е годы он возглавлял Ялтинский попечи­тельский комитет о тюрьмах, заботясь о нрав­ственном исправлении и трудоустройстве заклю­ченных, отбывших срок наказания.

Собирая материалы для своих книг в раз­личных уголках родного полуострова, В.Х. Кондараки увлекся народной медициной. Однажды он узнал у одного татарина какой-то универсальный рецепт для лечения кожных болезней и уже в начале 80-х годов стал эффек­тивно лечить многих больных, обращавшихся к нему за помощью. Когда по семейным обсто­ятельствам в 1885 году Кондараки переехал в Одессу, то и там стремился, хотя и безу­спешно, открыть бесплатную лечебницу.

Неутомимый труженик, этот «крымский Карамзин» оставил для потомков богатое историко-краеведческое наследие. Не всё в нём, конечно, равноценно, не всё нашло под­тверждение исторической наукой и временем, но В.Х. Кондараки был первым крымчанином, который стал писать о своём крае.

«Заканчивая этим многолетний труд мой в отрадном убеждении, что я сделал для места родины и отечества моего всё, что в силах сде­лать один человек до 40 летнего возраста...»

 


Кондараки Василий Христофорович (1834-1886)

Универсальное описание Крыма. В 17 ч. Ч.1-17. С.-Петербург.: Типография В. Виллинга, 1875. Все части переплетены в четыре тома. Составные «французские» переплёты эпохи: коленкоровые уголки и корешок с тиснением, бумага «павлинье перо», обрез с напылением.

Предыдущая статья Путешествие через Московию (1873 год)
Следующая статья История Тверского княжества (1876 год)
Печать
555 Оценить статью:
Без рейтинга

Имя:
Email:
Тема:
Сообщение:
x

Поиск

Взгляд на Москву из XIX столетия.

Источник: Библиохроника. Здесь, под небом своим... Непредсказуемая память.

Женская национальная одежда. XVIII век.

Источник: Библиохроника. Здесь, под небом своим... Несменяемая власть.

Парижская мода. XIX век.

Источник: Библиохроника. Здесь, под небом своим... Несменяемая власть.

Анимированные книги

Первые проекты.

Старая русская книга

Житье-бытье московское

ХХ век. Мы - в обложке

Книга 2
   >> Послесловие к успеху
Послесловие к успеху

В некотором царстве...

Книга первая

Книга вторая

Книга 2

Книга третья

Книга 3.

Здесь, под небом своим...

Выпуск первый

   >> Окна Библиохроники
   >> Реликварий
   >> Открытки в память 1812 года

Выпуск второй

   >> План города Москвы 1796 года

Выпуск третий

Выпуск четвертый

Выпуск пятый

Выпуск шестой

Спецвыпуск

Между нами...Entre nous...

BIBLIOCHRONICA 1700-1985

BIBLIOCHRONIK 1550-1977

Книга 2

BIBLIOKHRONIKA 1647-1990

Книга 3.

ПОСЛЕДНИЕ ОТЗЫВЫ

"Видно, что к изданию были привлечены профессионалы, и высокие требования были реализованы."
"Думаю, многим не мешало бы ознакомиться с книгой В. Кондараки, «крымского Карамзина», около 20 лет собиравшего материал о родном полуострове."

ПРОЕКТЫ

Первый проект был выполнен 26 лет назад
(г. Нюрнберг, Бавария, 1991 г.)

КОНТАКТЫ

Вы всегда можете позвонить или написать нам.

ИДУЩЕМУ ВСЛЕД

Жанр библиохроники облегчает дорогу "идущим вслед" за Книгой прошлых времен. Наглядность и разнообразие изобразительного ряда суущественно дополняются текстами новелл, посвященных той или иной книжной редкости. «Библиохроника» находится на стыке книговедения, истории, филологии и библиографии. Совмещение этих дисциплин — задача сама по себе непростая.

Back To Top