Search
29 ноября 2021 г.

Books

На этой странице выпуски Библиохроники представлены в виде отдельных статей-сюжетов. Статьи следуют в порядке публикации. Для группировки статей по разделам можно воспользоваться фильтром. На строке каждого раздела указано количество опубликованных сюжетов. Число сюжетов постоянно пополняется. Если вы знаете, что ищите, введите свой запрос в строку поиска.

Вся Библиохроника

История губернского города Смоленска (1804 год)

История губернского города Смоленска (1804 год)

Никифор Мурзакевич

«Если для опытного художника важна машина, которая хорошо служит в его мастерстве, то сколь необходима для опытов ума человече­ского история. Человек посредством её не только может видеть и слышать, что за несколько веков произведено и говорено; но может ею распро­странить свои знания, просветить разум и исправить сердце» – так рассуждал в предуве­домлении к своему изданию о родном городе коренной смолянин Никифор Мурзакевич. Попробуем и мы, уважаемый читатель, прислу­шаться к наставлению автора и побольше узнать о сем славном городе.

В истории Российской империи Смоленск всегда занимал важное место: именно на этой земле часто скрещивались пути и судьбы нашего Отечества. Точная дата основания города теря­ется в глубине веков, но уже в 863 году в русской летописи встречалось первое упоминание о Смоленске: «Кривичи же селять на верх Волги, и на верх Двины, и на верх Днепра, их же град есть Смоленск». С образованием Киевской Руси город в 882 году вошёл в её состав, полноценно участвуя в торговых делах и военных походах. Расположенный на берегу Днепра, который раз­делил поселение на две части – северную (Задне­провье) и южную (Центр), Смоленск занимал выгодное положение – через него проходил путь «из варяг в греки». Как раз одна из версий происхождения названия города была связана именно с тем, что местные жители смолили купцам их суда, а другая – что город назвали в честь речки Смолянка, которая когда-то про­текала по Восточному логу. Самая древняя же легенда рассказывала о предводителе одного из славянских племен Смолиге, который вырыл на месте будущего города колодец, вода в котором была «волшебной», потому люди из этого пле­мени отличались здоровьем и долголетием. В честь Смолига и его источника назвали целый город.

В период с XI по XIII века Смоленск неизменно находился в центре политической жизни Руси. Смоленские князья, потомки Мономаха, во мно­гом определяли политику в государстве, распре­деляли столы между князьями. Несколько раз становились они великими князьями Киев­скими – Ростислав Мстиславич, Роман Ростиславич, Рюрик Ростиславич, Мстислав Романович.

Но в 1230 году на город обрушился страшный удар – бежавшие от мора (по-видимому, чумы) новгородцы занесли страшную болезнь и в Смо­ленщину. Моровое поветрие и голод заставили князя Мстислава Мстиславича вместе со своими приближёнными удалиться из Смоленска. Жизнь в городе замерла, прекратилось всякое строи­тельство. Вскоре на Русь пришли полчища Золо­той Орды. И хотя татары не дошли до города, тяжесть ига чувствовалась и в Смоленске.

В XV веке земли Смоленщины входили в состав Великого княжества Литовского. Вме­сте с польскими и литовскими войсками смо­ляне участвовали в Грюнвальдской битве про­тив Тевтонского ордена, но в то же время про­должали вести борьбу за возвращение в состав Московского государства. Ещё при царе Федоре Иоанновиче город был обнесён каменной сте­ной: «находя довольно искуснейшим по части сей шурина своего, Бориса Федоровича Году­нова отправил в Смоленск, который отведя место верст на семь вокруг прежнего земляного укрепления и назначив чертой где рвы под фун­дамент копать, возвратился в Москву». Руково­дить строительством Годунов назначил рус­ского мастера Федора Савельева, по прозванию Конь. Смоленская крепостная стена, называе­мая «дорогим ожерельем земли Русской», сыграла значительную роль в борьбе русского народа с польско-литовскими захватчиками и выдержала не одну осаду. Смоленск за полтора века дважды переходил во владение князей литовских и королей польских, пока в 1655 году при царе Алексее Михайловиче не был оконча­тельно возвращён России.

В 1708 году Пётр I прибыл в Смоленск для обо­зрения укрепления города и несколько месяцев простоял вместе с многочисленным войском недалеко от него, ожидая шведского короля Карла ХII, который «похвалялся из Могилева пройти через Смоленск овладеть Москвой и дать в ней своим генералам обеденный стол». Чем закончилось это желание шведского короля, всем известно.

В этом же году царь разделил Россию на восемь губерний, в числе коих была образована Смоленская губерния. Однако через десять лет Смоленск потерял значение административ­ного центра и превратился в провинцию Риж­ской губернии.

В 1726 году Смоленскую губернию восстано­вили. Началось активное строительство жилых каменных зданий, государственных учрежде­ний, открывались новые мануфактуры. На зем­лях Смоленщины полгода в Солдатской слободе дислоцировался Суздальский полк, которым командовал молодой А. В. Суворов. Здесь вели­кий полководец готовил воинов к боям по раз­работанной им системе – так называемому «Полковому учреждению», которое впослед­ствии в несколько переработанном виде стало известным памятником военной мысли рус­ского генералиссимуса – «Наука побеждать».

К началу XIX века Смоленск сохранял роль важного торгового центра: «Купцы производят торг шёлковыми и бумажными материями, сук­нами, чаем, кофе, сахаром, разными виноград­ными винами, медной, оловянной, железной, хрустальной и фарфоровой посудой, разными съестными припасами, юфтевыми и другими мелочными товарами». В 1803 году в городе открылась первая типография. Одним из пер­венцев, вышедшим из-под печатного станка, стала «История губернского города Смоленска от древнейших времен» дьякона Никифора Адриановича Мурзакевича.

Писал он свой труд не зная отдыха, несколько лет, изучил и использовал практически все опу­бликованные на тот момент материалы по исто­рии России, рукописи, в том числе «Историче­ское описание города Смоленска», написанное И. Шупинским к приезду Екатерины II в город в июне 1780 года.

Епископ Парфений, узнав о занятиях Мурзакевича, предоставил ему свою библиотеку и допустил в консисторский архив. Другой свя­щенник, Димитрий, прочитав рукопись, сказал, что этим «следует заняться не тебе, но учёному и опытному», и отказал в помощи по напечата­нию «Истории». Труд так и остался бы никем не замеченным, пока сведения о нём через граж­данского губернатора Д. Я. Гедеонова не дошли до военного генерал-губернатора графа С. С. Апраксина. По распоряжению Апраксина и на его средства в 1803 году в местной типогра­фии было напечатано 600 экземпляров, кото­рые графом были подарены автору.

В следующем году вышло второе издание, к которому была приложена пятая книга, «содержащая в себе права и привилегии данные Смо­ленскому обществу в разные времена от Госуда­рей Российских, Королей Польских и Великих Князей Литовских». Граф С. С. Апраксин передал книгу синодальному обер-прокурору А. Н. Голи­цыну, а тот представил её императору Алексан­дру I, который велел выдать автору 500 рублей. А смоленское дворянство и граждане собрали отцу Никифору ещё бoльшую сумму денег, на которые он купил дом за алтарем Одигитриевской церкви.

В 1812 году в город вошли войска Наполеона. Французы торопились: они хотели ко дню рож­дения своего императора преподнести ему пода­рок – Смоленск. Вот что писал об обороне Смо­ленска в августе 1812 года участник сражения, будущий декабрист Ф. Н. Глинка: «Наполеон при­казал жечь город, который никак не мог взять грудью… Тучи бомб, гранат и чиненных ядер полетели на дома, башни, магазины, церкви, – и дома, церкви и башни обнялись пламенем – и всё, что может гореть – запылало!» Город сдали французам, но Наполеон, въехавший в разру­шенный Смоленск, был поражен его безлюдьем.

Из Смоленска Мурзакевич не стал эвакуиро­ваться. Незадолго до этого умерла его жена, детей было семеро, старшей дочери не было ещё 18 лет, а ни денег, ни возможности найти лошадь для отъезда не имелось. Всё своё мужество и любовь к Отчизне он проявил в тылу врага. По ходатайству отца Никифора перед наполеонов­ским маршалом Мюратом в дверях Успенского кафедрального собора был поставлен караул, который находился здесь всё время пребывания французов в Смоленске. От мародерства отцом Никифором были также спасены Троицкая и Одигитриевская церкви, соборная ризница.

Вообще, Смоленск дважды становился попе­рек дороги войскам Наполеона. После отступле­ния французской армии из Москвы М. И. Куту­зов заставил Наполеона возвращаться по старой Смоленской дороге. Попытка дать передышку войскам в полуразрушенном Смоленске не увен­чалась успехом, и, боясь быть отрезанным с запада, Наполеон оставил Смоленск. Покидая город, он приказал поджечь уцелевшие здания и взорвать смоленский кремль. Один из совре­менников писал, что Смоленск теперь нельзя назвать городом – остались окружавшая его стена и каменные церкви. Жителей насчитыва­лось не более 600 человек. Глубокие следы раз­рушения город сохранял не одно десятилетие.

Практически в таком же плачевном состоянии город оказался и спустя 130 лет. Одни из самых тяжёлых испытаний выпали на долю Смоленска в годы Великой Отечественной войны. На даль­них и ближних подступах к древнему городу, на его улицах и площадях шла два месяца самая крупная битва начального периода войны – Смоленское сражение, разрушившее гитлеров­ские планы «блицкрига». И только 25 сентября 1943 года Смоленск освободили – на месте быв­ших жилищ были лишь груды обломков зданий, вокруг обугленные деревья и торчащие печные трубы.

А наш автор, Никифор Адрианович, проявил завидное мужество и силу духа во время фран­цузской оккупации. Но вот только одна случай­ная встреча имела для Мурзакевича ужасные последствия, вплоть до заведения «Дела о свя­щенниках Мурзакевиче и Соколове и протоие­рее Поликарпе Звереве». Оказалось, что когда отец Никифор шёл к больному, он встретил взбиравшегося на гору французского генерала. Мурзакевич никогда не видел Наполеона и, есте­ственно, не знал, кто это. Священник покло­нился, снял шапку и протянул просфору. За этот поступок его обвинили в нарушении долга вер­ноподданнической присяги и запретили прово­дить службы. Лишь спустя два года Священный Синод, разобравшись в деле Мурзакевича, издал указ о назначении его священником Одигитриевской церкви.

18 мая 1816 года, при посещении Смоленска великим князем Николаем Павловичем, ему представили Мурзакевича, и он удостоился бла­годарности за свои исторические труды. Всю свою оставшуюся жизнь Никифор Адрианович посвятил служению церкви и оказывал посиль­ную помощь родному городу. Он передал часть своей библиотеки в Смоленский кадетский кор­пус, около 300 томов пожертвовал в семинарию и в училище для детей канцелярских. Похоро­нили Н. А. Мурзакевича в 1834 году на погосте Спасо-Окопной церкви Смоленска. А представ­ленное на страницах Библиохроники второе издание почти всё погибло во время пожара города.

 


Мурзакевич Никифор Адрианович (1769–1834)

История губернского города Смоленска от древнейших времен до 1804 года: Собранная из разных летописей и российских дееписателей. Трудами Д[ьякона] Н[икифора] Мурзакевича. С дозволения начальства. Смоленск: при Губернском правлении, 1804. [8], IV, 222, VI, 67, [3] c. Цельнокожаный переплёт эпохи с золотым узорным тиснением по корешку и золототиснёной наклейкой, форзацы из мрамориро­ванной бумаги. На первом форзаце наклеен экслибрис «Библиотека Павла Николаева», на следующем форзаце – экслибрис Б. Горшкова. Экслибрисы-штампы Д. Н. Грищенко. 19х11,5 см.

Предыдущая статья Географические известия, служащие к объяснению состояния Таврической губернии (1803 год)
Следующая статья О древностях Великого Новгорода (1808 год)
Печать
1233 Оценить статью:
2.0

Оставить комментарий

This form collects your name, email, IP address and content so that we can keep track of the comments placed on the website. For more info check our Privacy Policy and Terms Of Use where you will get more info on where, how and why we store your data.
Добавить комментарий

Поиск

Парижская мода. XIX век.

Источник: Библиохроника. Здесь, под небом своим... Несменяемая власть.

Женская национальная одежда. XVIII век.

Источник: Библиохроника. Здесь, под небом своим... Несменяемая власть.

Взгляд на Москву из XIX столетия.

Источник: Библиохроника. Здесь, под небом своим... Непредсказуемая память.

Интерактивные книги ⇩

Первые проекты.

Старая русская книга

Житье-бытье московское

ХХ век. Мы - в обложке

Книга 2
   >> Послесловие к успеху
Послесловие к успеху

В некотором царстве...

Книга первая

Книга вторая

Книга 2

Книга третья

Книга 3.

Здесь, под небом своим...

Выпуск первый

   >> Окна Библиохроники
   >> Реликварий
   >> Открытки в память 1812 года

Выпуск второй

   >> План города Москвы 1796 года

Выпуск третий

Выпуск четвертый

Выпуск пятый

Выпуск шестой

Выпуск седьмой

Спецвыпуск

Между нами...Entre nous...

BIBLIOCHRONICA 1700-1985

BIBLIOCHRONIK 1550-1977

Книга 2

BIBLIOKHRONIKA 1647-1990

Книга 3.

Предварительные итоги

Библиохроника 2004-2017

Книга 3.

Без 15-ти век...

Нас выбирают времена 1933-1957

Покой нам только снится 1958-1991

Книга 2

Жизнь - замечательная штука!
1992-2020 гг.

Фотоприложение - лица эпохи

Фотоприложение

Они решали судьбу СССР

Книга 17

Будущее - в памяти

Библиохроника военного времени

СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ

"Роскошные тяжёлые тома «Библиохроники» были с благодарностью приняты библиотеками лучших отечественных и западных университетов, в том числе Библиотекой президента России.

Письменные эти благодарности были единственным его утешением, ибо ни разу и ни от кого он ни копейки на эти шедевры не получил, да и не просил."


 

ВЕНГЕРОВ А.А.

1933 - 2020

В прошлой жизни — замечательный учёный, профессор, доктор наук, ракетчик... Он ушёл из жизни, сидя за письменным столом. Смерть застала Алексея Венгерова не на одре, а на рабочем месте.

ЭПИТАФИЯ

  Теперь ты там, где нет обид.
  Нет подхалимов и пройдох.
  Там где не важен внешний вид,
  Ведь видит суть Единый Бог...
  Теперь и ты всё видишь сам.
  И знаешь правду обо всех.
  И путь твой к новым небесам
  Теперь не ведает помех!

Сергей АНТИПОВ,
Москва

КОНТАКТЫ

Вы всегда можете позвонить или написать нам.

 

Back To Top